?

Log in

ПЕРЕПОСТИТЬ!

НАЧАЛО - ЗДЕСЬ!

ПРОСЬБА ОКАЗАТЬ ПОМОЩЬ В РАСПРОСТРАНЕНИИ!

...И тут из-за деревьев появляются два автобуса с ОМОНом. Все прекрасно понимали, что приехали они не просто так, а проводить остаток праздничного дня в отделении хотели далеко не все... По-хорошему, наверное, надо было, сохраняя спокойствие, всей толпой подойти к ним и, поинтересоваться, что они от нас хотят и на каких основаниях (это все, конечно, нужно было снимать на камеру). Но командование на себя вовремя никто не взял, и часть народа запаниковала. Кто-то ломанулся назад в парк и скрылся в чаще. Потом кто-то закричал "СТОЯТЬ! ", все остановились, постояли секунд десять и ввиду отсутствия дальнейших внятных команд, толпой побежали вперед, чтобы успеть проскочить через дорогу, пока ОМОН ее полностью не перекрыл. Нескольких человек перехватили прямо там. Остальных выхватывали по окрестностям и в метро.


Сотрудники того самого "особого подразделения", которое нельзя снимать. Может кто-нибудь подскажет, что это за подразделение такое, как оно называется и каким образом мы должны были этих "особых" сотрудников отличить от остальных, которые выглядили точно так же?

Меня схватили (именно схватили), когда мы с товарищем уже спокойно стояли возле входа на "Партизанскую" и, не наделав никакого экстремизма, собирались уезжать домой. Мой друг решил сфотографировать автобус с ОМОНом (на что имел по закону полное право). Как только он "навел" фотоаппарат - из стоящей рядом с нами "Газели" выскочили два человека в форме, схватили его и поволокли в машину. Никто из них не представился и не объяснил причин задержания (хотя было понятно, что этой причиной была фотосъемка). Я попытался вступиться за товарища, тогда схватили и меня. Нас обоих буквально забросили в "Газель", где уже сидело несколько человек.

Потом (уже в отделении) я узнал от одного из них, какой разговор предшествовал нашему задержанию - "им кто-то по рации сказал, что у нас недобор и нужно набрать еще". Тогда они, не вылезая из машины, стали оглядывать окрестности и один из них увидел меня и моего друга, как раз доставшего фотоаппарат. "О, давай вон того папарацци прессанем!" - сказал один из сотрудников. Вот так оно все и произошло... Самого же парня, который мне это рассказывал, взяли вообще на станции метро. Он один спокойно стоял на платформе и, никого не убив и ничего не взорвав, ждал поезда, когда к нему подошли сотрудники милиции и настойчиво попросили "проследовать". Взяли его за то, что на нем была одета славянская косоворотка (явный признак экстремизма). То есть никто не знал - участвовал ли он вообще в этой пробежке или нет. Это мог быть просто случайный прохожий. Но присутствие в одежде элемента национального костюма сделало его "потенциальным экстремистом". Ну, скажите, разве это не вопиющая дискриминация?? Если бы за национальный костюм задержали бы представителя какого-нибудь мусульманского народа - это вызвало бы вой всей либеральной общественности и шквал обвинений во всевозможных нетолерантностях. Разве что не в день совершения теракта... но 23 февраля теракта-то никакого не было! 200 человек никого пальцем не тронули. Так за что же хватать одиноко стоящих людей уже в метро??

В машину милиционеры, "задержавшие" нас уже не вернулись (может стыдно было?.. хотя нет -мы, заняли их места) - там оставался один ОМОНовец с автоматом, водитель, кто-то в погонах рядом с ним (он всю дорогу молчал) и пять-шесть человек задержанных, включая нас. Мы сидели в этой машине с полчаса, тщетно пытаясь выяснить, в чем причина нашего задержания? Нам сказали "за несанкционированную фотосъемку сотрудников милиции". Я ответил, что снимать сотрудников, находящихся при исполнении закон разрешает. Мне начали в ответ молоть чушь о том, что это были сотрудники какого-то "особого подразделения" которое снимать ну никак нельзя. Поняв, что спорить тут бесполезно, и что начальское "хочу" и "надо" тут важнее закона, мы спорить перестали. Через некоторое время автомобиль тронулся и нас повезли в УВД "Измайлово".


Опасные экстремисты обезврежены... у одного скинхеда отросли вволосы, пока сидел в отделении...

Когда нас привезли в УВД, там уже находилось порядка сорока человек (как мы узнали позже - еще десять находились в другом отделении). Всех поместили в одну камеру и по одному вызывали для переписи данных и досмотра. Среди задержанных нашлось несколько "бывалых" ребят, который первым делом стали объяснять всем, что не нужно пользоваться 51 статьей (отказ свидетельствовать против себя и близких), ни о чем с сотрудниками милиции не общаться и ничего не подписывать. Кто-то этим увещеваниям внял - кто-то не очень…

Досмотр проходил в коридоре отделения. Задержанных досматривли без составления протокола и без понятых. Вещи, вроде, не изымали, но все равно нарушение. Затем забирали документы для ксерокопирования. У тех, кто не давал - не забирали, но большинство задержанных было в отделении вообще впервые в жизни,  и естественно они не знали, что забирать и ксерокопировать документы сотрудники милиции могут только с их согласия. Сами же "господа полицейские" разъяснением задержанным их конституционных прав себя не особо утруждали. То же самое было с "пальчиками". Кто-то отказался от этой процедуры, а кто-то по незнанию или, поддавшись на строгий голос, позволил себя "откатать". Затем по расписанию у каждого следовала беседа с оперативником. На всех задержанных на скорую руку составлялось два протокола - на кого-то за "нецензурную брань в общественном месте", а не кого-то "за нарушение закона о проведении шествий" (или что-то в этом роде).

Затем предлагалось написать объяснительную. Самые грамотные пошли по 51 и от этой части отказались. Некоторые писали, что ни в чем не виноватыми себя не признают и с протоколом не согласны. Ну а некоторые (в основном самые юные) писали объяснительные под диктовку оперативников, четка выводя все необходимые формулировки, мол    такой-то такой-то – хороший честный парень, да, участвовал в мирном несанкционированном шествии, кричал такие-то лозунги, но закон не нарушал..." и тому подобный милицейский развод. После этих процедур человека заводили обратно в общую камеру - ждать истечения положенных трех (как мы тогда думали) часов. Там мы все перезнакомились. Оказалось, что все задержанные отличные ребята - полные энтузиазма и гражданской активности. Мы решили, что надо что-то делать с этим беспределом и стали звонить в разные СМИ, знакомым блоггерам, правозащитникам и т.д. Когда мы убедились, что информация в СМИ и блогосферу уже прошла, мы немного успокоились и стали ждать истечения положенного срока заключения.

В целом отношение к нам со стороны сотрудников милиции можно было охарактеризовать, как нейтрально-положительное. Рядовой состав относился вполне лояльно - никто не орал, не бил, не угрожал – в общем, никакого прямого давления не оказывалось. Некоторые высказывались в таком ключе, что "вы конечно, ребята, молодцы, но раз уж запретили - так зачем же нарушать? - сидите дома, пейте водочку". Некоторые выражали нам большой респект за благое начинание, желали успехов и по полной хаяли коррумпированное руководство, которое "не позволяет нормальным сотрудникам работать ПРАВильно" и занимается такой херней. В целом, среди рядового состава, по ряду вопросов в тот день была проведена довольно качественная пропаганда.

Старшие оперативники, которые занимались всей бумажной и воспитательной работой, относились холодно, но тоже без видимой агрессии. Видно было, что они выполняют указания "сверху". Прямого прессинга с их стороны не было, если только не считать за таковой многочисленные нарушения - неразъяснение задержанным их элементарных прав (это за них делали другие задержанные), незаконную видео и фотосъемку, дактелоскопирование, изъятие документов, досмотры без понятых и протокола, удержание сверх положенного времени (об этом ниже)... ну и конечно - задержание невиновных. В том плане, что если мы-то хоть участвовали в том мероприятии, которое им был дан приказ пресечь, то некоторые из задержанных вообще никакого отношения к нему не имели. Одного парня схватили, когда он шел из магазина домой и на свою беду решил срезать мимо здания УВД. На него составили протокол о "нецензурной брани". Потом в УВД приехало несколько человек, чтобы справиться о состоянии своих задержанных друзей. Их пригласили зайти внутрь... посадили в камеру к остальным... и составили протоколы. =D   Ребята были в шоке - пытались качать права, но их просто игнорировали.

А меж тем, три часа подходили к концу. И подошли совсем. За несовершеннолетними приехали родители, а остальные продолжали сидеть. Вернее стоять, поскольку сесть там было практически негде. Мы спросили, как там насчет освобождения - не пора ли? На это нам ответили, что никакого освобождения сейчас не будет и что мы сейчас поедем в суд, где наши дела (по липовым, слепленным "на коленке" протоколам) и будут незамедлительно рассмотрены.  Особенную радость услышанное вызвало у ребят, которые приехали проведать товарищей и у парня из магазина. Без шуток - это все очень напоминало 37-ой и сталинские "тройки". Мы заявили, что до суда можем прекрасно доехать и сами, поскольку предписание у всех уже было на руках. Но нам ответили, что нас велено доставить туда на казенном автомобиле – чтоб не разбежались. И сказали сидеть и ждать. Тут уж мы разозлились не на шутку и принялись звонить в 02 и жаловаться дежурному по городу. Звонили человек пятнадцать. Всем сказали, что "жалобы приняты". Потом звонили начальнику УВД "Измайлово",  Акишину Александру Владимировичу, представлялись корреспондентами (среди задержанных действительно оказалось несколько журналистов, которые участвовали в пробежке, как частные лица) СМИ и просили его прокомментировать информацию о творящемся в его отделении произволе. От комментариев Александр Владимирович отказался.

Тогда мы потребовали выдать нам бумагу и чернила и принялись писать жалобы. Жалобы у нас приняли, но соответствующих квитанций (свидетельствующих о принятии жалобы) никому не выдали. Их пришлось выпрашивать. Кому-то по моему их так и не дали. Незаметно мы из  камеры (дверь не запирали) переместились в коридор  и уже не сдерживая эмоций стали требовать освобождения. Статьи, которые нам инкриминировали (и вина в нарушении которых никем  доказана еще не была) не предусматривали административный арест. Но сотрудникам УВД было на это наплевать - закон есть закон, а приказ есть приказ. Потом они, видимо,  стали постепенно понимать, что малость хватили лишку и стали отпускать тех, у кого в протоколах было написано "нецензурная брань". При этом им выдавали квитанции на оплату соответствующего штрафа за правонарушение. Мы поняли, что спорить тут уже бесполезно и стали ждать отправки в суд. Ждать ее пришлось почти три часа. К концу этих трех часов  господа полицейские все же проявили широкий жест и отпустили "парня из магазина" и тех, кто приехали к друзьям. Без несовершеннолетних, "случайных" и "матершинников" осталось нас человек пятнадцать. Нас посадили в милицейский автобус и повезли в Измайловский районный суд. Возле здания суда мы просидели в автобусе еще час. В это же время к суду подъехал член правозащитной организации "Русское Общественное Движение" (РОД) Владимир Тор, с которым мне удалось связаться еще в УВД. Узнав, что мы семь часов ничего не ели и не пили, он пошел в магазин и вскоре вернулся с несколькими пакетами сока и пакетом печенюшек и конфет. Только тут я вспомнил, как сильно хочу есть. Через какое-то время  все-таки стали по пять человек отводить в суд. Я был в первой пятерке. Поднявшись на четвертый этаж, мы стали свидетелями забавной сцены - за закрытыми дверями кабинета судьи было слышно, как она едва ли не матом крыла сотрудников милиции, за то, что протоколы были составлены не правильно (правда, что именно там было не так, я не услышал) и что ее специально (как я понял) вызвали в праздник из дому, чтобы судить два десятка человек, не совершивших никакого реального нарушения. Сотрудники оправдывались, что они вообще не при делах, что им только сказали нас доставить. В итоге судья сказала, что сейчас уже поздно выписала нам повестки - кому на 25, кому на 28 февраля.

На выходе из суда нас уже ждал Тор. Он сказал, что РОД хотело бы предоставить нам юридическую и информационную поддержку. Все согласились. Тогда мы проследовали в ближайшее кафе, где обменялись координатами, проконсультировались по юридической части и договорились не оставлять это дело просто так. Через день нам предстоял суд.

 

Итак, что я могу резюмировать:

Меня задержали за то, что я заступился за друга, которого, в свою очередь задержали за то, что он нарушил несуществующий закон, запрещающий ему фотографировать сотрудников милиции, находящихся при исполнении. Сотрудники милиции, задержавшие нас не представились, не показали нам документы и не пояснили - за какое правонарушение мы задержаны. То, что мы задержаны за нарушение несуществующего закона, мы узнали только от другого сотрудника, который из машины выпустить нас уже "не мог". В отделении в отношении меня был без составления протокола и без понятых произведен досмотр и составлен протокол, в котором были указаны обстоятельства, ни на один процент не соответствующие реальным обстоятельствам задержания. После чего я в течении восьми часов был лишен свободы.

Вывод: я очень хочу... нет, я мечтаю (!) быть законопослушным человеком в государстве, в котором правит ДИКТАТУРА ЗАКОНА. Но, объясните мне - как можно бить законопослушным человеком в стране, где правит вопиющее беззаконие, а те, кто граждан от этого беззакония обязаны защищать - сами являются его главным источником?..

P.S. И еще вот что хочу сказать. Многие известные люди и "правозащитные" организации не решаются оказывать помощь в этом деле, потому что боятся "связей с националистами". Но я хочу, чтобы вы поняли - тут дело не в национализме, а просто в здравом смысле. Это практически вершина политического абсурда. А самый ее пик будет тогда, когда ОМОН разгонит русский шахматный кружок, собравшийся под девизом "Русские за здоровые мозги!" (или что-нибудь в этом духе). И не дай бог, если "белые" будут выигрывать у "черных"...

 

В то время, как на нас делают миллиарды долларов, на которые потом строят себе дворцы и виллы, в которых потом гуляет наш премьер-министр, мы сотнями гибнем в шахтах, наши люди губят себя за копейки.
 
Последние события в Междуреченске стали для нас последним доводом - дальше терпеть нельзя.
Мы не будем рабами, рабочим скотом, с которым можно не считаться, как бы это не хотелось некоторым правящим людям. Мы устали от рабства и унижения. Хватит!
 
Мы обращаемся к президенту медведеву. Если конечно именно он наш президент, а не кто-то иной.
 
Наши требования такие:

1. Освободить всех арестованных в Междуреченске в ближайшие дни, прекратить всякое преследование. Прекратить оскорбления и клевету против жителей города в центральных СМИ
 
2. Повысить зарплату во всех рентабельных шахтах региона в три раза, считая от минимальной, но не ниже 45.000 рублей. Именно из-за малых зарплат идет нарушение техники безопасности, в резльтате чего наши люди гибнут сотнями
 
3. Прекратить преследования за независимую профсоюзную деятельность по защите интересов рабочих. Виновных в преследованиях следует строго наказывать
 
4. Вывести из Междуреченска силы МВД, привезенные из других городов
 
5. Ввести в каждом городе ежемесячно массовую народную встречу с главой администрации города, чтобы давал отчет народу, что сделано им полезного за прошедший месяц, и отвечал лично на вопросы, принимал петиции и обращения граждан.


Другие решения нас не устроят.
 
Ждем Вашего ответа господин Президент России. Ждем ответа до утра пятницы, 21 мая.
 
В случае невыполнения наших требований, мы будем вынуждены уже говорить и действовать в области политики, а не социальных требований.


Для того, чтобы услышать решения высшей власти страны в наш адрес - мы собираемся 22 мая, в субботу, у зданий администраций наших городов. Ровно в 16.00.

 

 


Мы призываем приходить на сбор не только шахтеров и их близких, но и всех, кому не наплевать на общее положение дел на нашей земле. Пусть чиновники выйдут и дадут нам ответ на наши требования. И нас устроит только выполнение всех требований.
 
Сразу предупреждаем министра Нургалиева и губернатора Тулеева, что "шутить" с нами, так как вечером 14 мая в Междуреченске - не советуем.

Знаем, что часто нас не слышат. И вместо разговоров завозят ОМОНы. Поэтому:
 
1) Обращаемся ко всем партиям и общественным структурам страны. Просим Вашей поддержки. Официального хотя бы заявления, что вы поддерживаете наши требования и готовы вместе с другими партиями помогать нам - чем сможете в нашей самозащите. Отсуствие официальной Вашей позиции до 21 мая будет означать, что вы на самом деле против народа. О чем будет доведено до сведения всей страны. Пока мы видим что представительница только одной партии попыталась нам помочь, остальные молчат. Нам потребуются информационная, юридическая помощь, она уже требуется арестованным нашим братьям в Междуреченске, и другое содействие от вас, в т.ч. организационное.

2) Просим все СМИ, которые не продажные:
> рассказать о наших требованиях
> прислать к нам своих представителей 22 мая
> публиковать правдивую информацию о событиях у нас, а не ту, что врут по ТВ


3) Обращаемся ко всем жителям России, в связи с тем, что мы находимся в информационной блокаде, наши форумы и группы в социальных сетях заблокированы ФСБ, а что остаются, кишат платными наемниками, работниками гос.структур и милиционерами, которые выдают себя за обычных жителей и обманывают людей и страну своей ложью:
> рассказывать правду среди друзей и в интернете, рассказывать о событиях у нас, чтобы страна знала о происходящем здесь и чтобы нас не могли раздавить, сегодня раздавят нас - завтра вас


22 мая встретимся на улицах наших городов
 
За Свободу и Справедливость!
 
Центральный Штаб Союза жителей Кузбасса
г. Новокузнецк
16 мая 2010 года
 
 

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner