?

Log in

Полагаю, что уже вечером 11 декабря 2010 г. никто из национально-мыслящих русских людей не сомневался: на следующее утро Россия уже будет немного другой. Сейчас, после событий в Тунисе и Египте, становится очевидным, что меняется не только наша страна – многое меняется и во всем мире (что естественно). Урок Туниса и Египта, в сущности, аналогичен уроку Манежки, и смысл его прост: объективные исторические закономерности нельзя отменить «волевым решением».

Именно это пытались сделать власти Туниса и Каира, пожелавшие запретить своему народу стремиться к достойной (с его точки зрения) жизни, не восхищаться компрадорской олигархией и вообще не любить такую замечательную власть. Но исторический опыт человечества неумолимо свидетельствует о том, что, сколь бы не закручивались гайки, политический режим, не имеющий широкой социальной базы, и противопоставляющий себя национальному большинству собственной страны, объективно нестабилен. Причем вне зависимости от экономических успехов и внешнеполитического влияния. Ведь если все прибыли и сверхприбыли уходят в карманы избранной верхушки, которую нация воспринимает как чуждую и враждебную себе, достижения в экономике лишь еще более снижают лояльность населения.

Единственный вариант, обезпечивающий выживание такого рода политических систем – это насилие, переходящее в террор (различные послабления и косметическая «оттепель» для подобных режимов всегда являются вторичными и вспомогательными средствами). Однако подобная практика ввергает власть в некий порочный круг, сродни наркотической зависимости. Чем сильнее террор, тем выше напряжение в обществе. Чем выше напряжение, тем выше должен быть градус террора. Соответственно, социальный взрыв неизбежен. Если его удается, так или иначе, подавить, то проблема этим не снимается. Антагонизм между социумом и политическим режимом остается, а страна деградирует экономически (да и по всем остальным направлениям). В итоге, в какой-то момент у властей уже элементарно не хватает технических ресурсов для осуществления столь необходимой им практики террора – и система рушится.

Именно последний вариант мы сейчас и наблюдаем в РФ. Для существующего политического строя в принципе нет благоприятного исхода. Его обрушение неизбежно (хотя его и возможно слегка оттянуть, но выиграть более пары лет не получится). Сценарии, как именно это произойдет, конечно, могут быть весьма различны. Самый лучший и наименее вероятный – добровольная капитуляция через проведение свободных выборов. О более реалистичных вариантах я уже писал здесь.

Если не осознание, то ощущение всех этих реалий у кремлевских обитателей, безусловно, присутствует. И ведут они себя, с одной стороны, крайне шаблонно, с другой – закономерно. А именно:

1) Старательно усиливают и развивают аппарат подавления (расширение прав будущей «полиции», опора на инородческие формирования «силовиков» и т.д.), обрезая при этом куцые остатки былых прав и свобод. Это своего рода ковровая бомбардировка, так или иначе бьющая по всему обществу.

2) Прицельный огонь по тем оппозиционным силам, которые Кремль считает для себя наибольшей угрозой. Менее всего вреда для себя он видит в либералах. Несколько большее опасение у него вызывают левые, но самую главную угрозу режим видит в русских националистах. А именно, в их объединении. С чем и пытается бороться.

 Кремлевские дразнилки: смешные и страшные

Оправившись после шока 11 декабря, режим начал – опять же, шаблонно – вбрасывать в медийное поле разного рода идеи и «новостные поводы» с очевидно провокационными целями. Осознав, что он имеет дело с естественным образом складывающимся русским гражданским фронтом, Кремль попробовал этот фронт разрушить, вбив клинья во всем известные линии разлома.

Первой «дразнилкой» стала публично заявленная идея похоронить Ленина. Инициатива была озвучена первоначально как исходящая от «Единой России», но потом, однако, ее быстро переформатировали в частное мнение депутата Мединского (являющегося, однако, членом ЕдРа). Естественно, правые (в первую очередь, православные монархисты) всегда выступали за то, чтобы избавить Москву от ленинской тушки и сатанинского зиккурата. Столь же естественно и то, что левые готовы активно бороться за свою революционную «святыню». Теоретически, ход был верный, причина конфликта налицо. Режим подвело то, что сработали непосредственные исполнители уж очень топорно – провокационный характер акции был слишком очевиден. И абсолютное большинство русских оппозиционеров выбрало единственно уместный в данном случае вариант поведения: просто проигнорировало случившееся.

После этой комедии, весьма тухлой, последовала – как-то уж очень вовремя – трагедия – теракт в Домодедово. И ответственность за нее никто брать не спешит – даже Докка Умаров, который «признался», среди прочего, в том, что его ребята раскурочили турбину на Саяно-Шушенской ГЭС. Террористическая атака в Домодедово уже отчасти была использована (и, скорее всего, еще будет активно употребляться) для пропаганды «сплочения» всего общества, «для ради» «вместе дать отпор». Сплочение же это происходить может, естественно, только вокруг Кремля. Одновременно, столь же активно, сколь и сумбурно в сознание русских людей втемяшивали старую песню про «преступник-не-имеет-национальности». Террорист-смертник из кавказца превратился в араба, потом в славянина, потом снова в кавказца и, в конце концов, на информационном горизонте появилась тень украинско-русско-казацкого ваххабита Раздобудько.

Домодедово также, теоретически, должно было расколоть единый русский гражданский фронт. Понятно, что террор исламистов поддержать ни один русский человек не может. А противодействие режиму, который позиционирует себя как наилепшего борца с террористической угрозой, означало бы своего рода косвенную поддержку бандподполья.

Однако и эта шаблонная схема на сей раз не сработала. Еще после рязанских «учений» веры кремлевским усмирителям террора было уже, мягко говоря, немного. А после более чем 10 лет «замирения» Чечни, по итогам которого все остальные российские регионы превратились в кавказских данников, рассеялись последние сомнения. Всем очевидно, что главная причина безнаказанных убийств – в том числе, и домодедовского – сидит не в чеченских горах, а в московском Кремле. И пока эта причина и далее там торчит, хмурит безцветные бровки, а с народом разговаривает чуть ли не по фене – ничего к лучшему не изменится.

Вскоре после домодедовских событий режим забросил в стан националистов новый провокационный заряд: вдруг ставшие достоянием широкой общественности показания (весьма нехорошие, надо сказать, показания) некоторых руководящих лиц из «Русского Образа» по делу Тихонова и Хасис. Резкая реакция одного из лидеров ДПНИ В. Тора (и не менее резкий ответ на нее со стороны представителей РО) создали определенные предпосылки для раскола. Что получится в итоге – неясно. Однако клин в потенциальную линию разлома вбит, и пока что там и остается.

О дразнилке за номером четыре можно было бы не упоминать (ибо исходила он все-таки не непосредственно от Кремля, а от такой организации, как «Народный Собор»), если бы она очень хорошо не легла на совсем уж недавние события. Двадцать восьмого января было опубликован комментарий координатора НС Валерия Хомякова, в котором он крайне негативно отзывается (кроме прочих) о ДПНИ. Говоря коротко – ДПНИ, мол, вместе с либералами разрушают Россию.

Честно говоря, ничего другого от руководства НС я лично никогда не ждал. В свое время, когда все это сообщество под флагом тамплиерских цветов только создавалось,  один из моих московских знакомых меня достаточно активно туда тянул. Было немало встреч и личного общения – много я тогда наслушался, в частности и про то, что какие-то «афонские старцы» говорят, будто «Путин – это последняя надежда России, а вы этого не понимаете…». На мой взгляд, совершенно естественно, что организация, в руководстве которой изначально были люди со столь специфическим мировоззренческим вывихом, будет периодически радовать нас всех чем-то вроде упомянутого хомяковского заявления. К этому можно было относиться, как к дурным манерам родственника: ну, чавкает за столом и не смывает за собой в туалете – но какой-никакой, а родня. В данном случае, политическая.

Но ситуацию существенно осложнило то, что г-н Хомяков «отвязался» на ДПНИ 28 января, а 4 февраля появилась информация о подготовке официального запрета деятельности ДПНИ за «экстремизм». Выходит, что у г-на Хомякова и Центра «Э» одинаковые представления о том, кто является врагом России. А это уже несколько серьезнее, чем стабильная ругань a-la «милые бранятся…».

Таким образом, наметилась еще одна потенциальная линия раскола. Сами ли сообразили службисты синхронизировать накат на ДПНИ с хомяковским демаршем, или уж все «просто совпало» (бесовским наущением) – непонятно. Но результат налицо.

Вывод из всего этого один: нам нужно ждать новых ударов и провокаций. И есть лишь одно оружие, которое мы можем им противопоставить – единство всех русских националистов.

Идти врозь – бить вместе!

Эта старая военная максима сегодня актуальна для всех нас как никогда. Все русские националисты должны сегодня отдавать себе отчет, сколь великие задачи стоят теперь перед ними. Впереди – несколько непростых лет, и Бог предоставил нам самим решить, будет ли это время русской славы, или же время нашего разгрома (быть может, окончательного). На кону, не более и не менее, столетняя мечта все русских патриотов: возрождение русского национального государства. Уже скоро путинский режим захлебнется в собственном воровстве и политической импотенции (естественно, усиливая репрессии по мере приближения к концу). И Русское движение должно быть готово в этот момент взять на себя ответственность за будущее русской нации, а равно и всех прочих коренных народов России.

Создать единую мощную националистическую организацию в девяностые и «нулевые» годы было объективно невозможно. Двигаться можно было только врозь – и так и шли. Теперь настало время вместе противостоять врагу. Процесс объединения, начавшийся в 2010 г., необходимо закреплять и продолжать. Тот, кто выступает сегодня против единства русских националистов – по дурости, из-за личных амбиций несостоявшегося фюрерка, или по причинам еще худшим («куратор ругается») – враг. Да, да, нет, нет – все прочее от лукавого.

О том, как именно должен выстраиваться этот единый фронт как во всероссийском, так региональном формате, едва ли стоит говорить – такая работа уже ведется, и о ней легко можно узнать в открытых источниках (в частности, на сайтах организаций националистов). Главное же, что нужно помнить – это лозунг Манежки: «Беда одного – беда каждого!» Второстепенные идейные разногласия, личные обиды и амбиции сегодня откладываются на самую дальнюю полку. Недопустимы никакие негативные заявления в отношении соратников (наподобие хомяковского), не говоря уже о чем-то худшем. Под запретом все, что способствует расколам и разделениям.

Пока это общие слова, с которыми согласятся все или почти все. Но очень скоро всех ждет экзамен: готов ли помогать соратникам из других организаций (например, из ДПНИ, которое сейчас суют под каток)? Готов ли тот или иной фигурант работать в команде, или ему больше нравится быть «вождем» в своем микроскопическом сообществе? Способен ли он простить другим националистам наличие собственного мнения, или же всякое разномыслие с собой, любимым, определяет как «предательство России»?

Критерии простые. И по ним в самом скором времени можно будет определить, кто принадлежит будущей национально-русской России, а кто – клубным черноформенным посиделкам 90-х.

 Димитрий Саввин

http://www.rusimperia.info/catalog/1059.html

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner