?

Log in

25-26 августа 2012 года коалиция национальных организаций Санкт-Петербурга (Национальная Социалистическая Инициатива, Русское Имперское Движение, Славянская Сила) провела военно-полевые сборы. Мероприятие прошло на уединённом необитаемом острове в Ладожском озере.
  В ходе сборов были проведены различные тренинги и учебные семинары ставящие целью повышение уровня подготовки личного состава подразделений, овладение полезными навыками, получение важной информации теоретически-прикладного и политического характера. 
DORjQJ-8yVQ

ФОТООТЧЁТ дальше...Collapse )

 Вот уже скоро десять лет мы живем под непрерывный аккомпанемент заклинаний о гражданском обществе, необходимость построения или процесс становления которого обеспечит-де нам наконец нормальную, цивилизованную жизнь, как в фешенебельных странах Запада. Логика проста: на Западе это есть — значит, чтобы жить, как на Западе, надо перенести «это» в свою повседневную жизнь.

За годы либеральных реформ в роли панацеи от всех общественных болезней перебывали и демократия, и рынок, и правовое государство, и «вертикаль власти», и распространение презервативов в школах, и высокие технологии, и — гражданское общество.

Убаюканные официальной пропагандой и заклинаниями почти одних и тех же культуртрегеров, меняющих лишь проигрываемые ими пластинки, мы уже готовы признать гражданским обществом совокупность филателистов, кактусоводов и благотворителей — разумеется, под бдительным присмотром политологов в штатском. В крайнем случае мы понимаем под «гражданским обществом» профессиональных правозащитников, с изумительным постоянством защищающих заранее известную и строго определенную «социально близкую» сторону, или разнообразных грантополучателей, с той или иной степенью добросовестности отрабатывающих средства самых разнообразных государств — включая, в последние годы, и российское.

К сожалению, забвение имен, от которого предостерегал еще Конфуций, приводит к поправкам не в словарях, а в жизнях. Отворачивающиеся от реальности не отменяют ее, но лишь делают ее проявления внезапными и болезненными для себя.

Гражданское общество не высоконаучная абстракция, а всего лишь самоорганизация людей ради защиты жизненно важных для них интересов от любых угроз — от государственной бюрократии до обыденной преступности и собственной дури.

В реальной, не оплаченной грантами жизни такая самоорганизация не оформляется в структуру. Члены гражданского общества не произносят речей, не пекутся о правах человека, почти полностью поглощены бытом и не любят пустых разговоров.

Но это детали.

Ибо гражданское общество в России есть.

Если его сильно допечь, если цинично и последовательно подвести его членов к грани десоциализации — оно готово противостоять даже власти, бороться за свои права, бросаться на бульдозеры, как было в бесчисленных «Речниках», Сочи и Южных Бутово по всей России.

Но обычно оно молчаливо, пассивно, ограничено двором или микрорайоном — и потому по-русски жертвенно проигрывает почти любому внешнему агрессору, попирающему его права, от коррумпированной бюрократии до банды уголовников, нанявших адвоката и отстегивающих участковому.

Так было почти все 90-е и все 2000-е.

Именно в этой слабости самоорганизации заключается внутренняя причина русской Катастрофы, продолжающейся и по сей день.

И именно эта ситуация начинает стремительно меняться на наших глазах.

Мехи беспомощной и пассивной «соседской общины» наполняются качественно новым «вином» — армейскими офицерами и профессиональными прапорщиками.

Военная реформа, каким бы ни был ее, вероятно, гениальный стратегический умысел, в ее сегодняшнем виде, насколько можно судить, означает стремительное и последовательное уничтожение целого социального слоя — российских профессиональных военных.

Бездушной начальственной волей эти люди выбрасываются на «гражданку», к которой они не приспособлены, — и мучительно приспосабливаются к ней. Естественно, они находят и поддерживают друг друга, образуя то, что наука пышно именует «социальными сетями». Бывших военных объединяют привычка к организации, взаимовыручке, готовность жертвовать собой, потребность выполнения приказа (причем по памятному принципу «мы за ценой не постоим») — и жгучая обида на руководство, лишившее их любимого дела и, строго говоря, смысла жизни.

Не стоит идеализировать российское офицерство, но сейчас армия отторгает, насколько можно видеть, его лучшую часть, оплодотворяя ею загнившее российское общество.

Принципиально важно, что значительный слой армейских офицеров и прапорщиков гармонично соединяет в единое социальное целое две разрозненные до того социальные группы — рядовых ветеранов и офицеров спецслужб.

По оценкам ветеранских организаций, с распада Советского Союза «горячие точки» прошло около 600 тысяч мужчин. Их абсолютное большинство не получило никакой социальной помощи и психологической реабилитации — и до четверти их числа подверглись лишению свободы, пройдя в итоге двойную школу: армейскую и тюремную.

В силу полученных при этом психологических травм и специальных навыков им до сих пор неуютно. Как сказал один из них, «мир отличается от войны тем, что враги одеты в твою форму». Они жаждут возвращения смысла жизни, но, как правило, не в силах найти его самостоятельно.

В мирных условиях этот смысл могут вернуть те, кто давал им его в условиях «горячих точек» — офицеры, теперь изгоняемые из армии и воссоединяющиеся со своими бывшими подчиненными в новых условиях.

Но сами армейские офицеры тоже привыкли ждать — если не приказов, то хоть ориентировок. В этом принципиальное отличие России от Африки и Латинской Америки.

А ориентировать их могут только выдавленные также в гражданскую жизнь офицеры разнообразных спецслужб, пусть даже и армейских. Обладающие разнообразными специальными навыками, они способны на организацию и направление масс обычных офицеров, изгоняемых из армии в рамках реформ.

Первоначально офицерство, в целом воспринявшее патриотические декларации и (на первом этапе) действия российского руководства в начале 2000-х, было одной из его существенных политических опор. Эти люди в массе своей были честными энтузиастами, и стремительное распространение в спецслужбах коррупции, семейственности, клановости и бюрократизма привели к их недовольству, а часто — и к демонстративным отставкам.

Выдавленные со службы (и частично еще оставшиеся на ней) патриотически настроенные офицеры, привыкшие прямо ассоциировать себя с государством, действовать от его имени и ради его блага, способные к подчинению, командованию, организации и самоорганизации, становятся стержнем качественно нового гражданского общества России. Его настроения, намерения и действия определят всю политическую жизнь нашей страны после 2012 года.

Острое и часто даже болезненное осознание своей отделенности от штатского большинства вынуждает это новое гражданское общество действовать в формально прежних рамках и даже организационных структурах — партиях, общественных организациях, военно-патриотических клубах.

Однако оно сознает исчерпанность этих форм и не позволит вновь превратить себя в компост для нового поколения коррумпированных бюрократов.

  Новое гражданское общество, невольно создаваемое военной реформой, рвется в политику и все более полно осознает свои коллективные интересы, осознаваемые им как высшие интересы государства. Если оно не получит их адекватного политического выражения в ближайшее время, оно обеспечит их само: чуть позже, но уже по своим правилам, а не по правилам чинуш, никогда не смотревших в лицо смерти.

Автор - председатель партии «Родина: здравый смысл (РЗС)», д.э.н.

http://www.ej.ru/?a=note&id=10586
 - Высшая форма революционного заговора состоит в том, что революционеры работают в целях укрепления саморазрушительных тенденций капиталистической системы.

- «Дайте достаточно веревки капиталисту и он обязательно повесится» – это означает, что мы должны дать капитализму время, чтобы он покончил с собой.

- Из тактических соображений мы должны противостоять глобализации, но по стратегическим соображениям мы должны приветствовать ее. Это называется «дать веревку капиталисту».

- Самые коварные революционеры на самом деле те, кто присоединится к капиталистическому лагерю и будет действовать так же, как любой другой капиталист, но с исключительно диким и вопиющим рвением, тем самым укрепляя саморазрушительные тенденции системы. Это те, кто наиболее глубоко понимают динамику революционного процесса, но рискуют быть расстрелянными, когда Партия, наконец, захватит власть.

- Было бы недальновидно и глупо даже рассматривать возможность того, что система может по-настоящему изменить свой характер, как минимум, когда столкнется с определенными разрушениями. И, безусловно, можно назвать преступлением даже надежду на то, что система может исправить, по крайней мере, худшие из своих ошибок.

- Настоящее изменение будет достигнуто только с революцией, и путь к этой революции будет проходить через обострение социальных конфликтов. Вот почему Партия должна постоянно провоцировать своих противников, агитировать народ и разоблачать социальные проблемы. Каждое явное улучшение в области социальных отношений до революции будет только служить потребностям капиталистического класса.

- Постоянные провокации являются наилучшим способом для Партии показать массам коррумпированный и репрессивный характер системы.

- Мы не должны бояться экономического кризиса, на самом деле мы должны приветствовать их.

- Экономический кризис, всегда показывает истинный характер системы. Во время экономического кризиса деятельность капиталистов еще более безжалостна, чем в обычное время. Экономический кризис, как правило, дает возможность капиталистам грабить бедных и увеличивать свое богатство, даже в большей степени, чем в период, когда экономика растет.

- Экономический кризис имеет тенденцию к созданию революционного сознания. Ухудшение экономического положения рабочего класса и его подсознательный гнев в конечном итоге может привести к всплеску спонтанного насилия. Однако важно то, что экономический коллапс свалит башни из слоновой кости1 самодовольства среднего класса.

- Власть капиталистического класса основывается на капитале. Капитал платит заработную плату солдатам, полицейским, журналистам и артистам. Тот, кто контролирует капитал, также будет контролировать основной набор ценностей данного общества. Мы видим, что власть капиталистического класса является и прямой и косвенной по своему характеру.

- Полный развал экономической системы и государства в последней стадии капитализма, покажет, что, казалось бы, вечная и постоянная власть капитала, в конце концов, только иллюзия.

- Поскольку падение стоимости акций и гиперинфляция разрушают денежную систему, капиталистический класс потеряет свое единственное оружие – капитал. Он останется беззащитным во власти революционных сил.

- Когда пузырь биржевых рынков лопнет, единственной реальной силой останется Партия.

- Ценность денег и акций – это только соглашение, основанное на доверии. Поскольку крах экономики будет посылать волны истерии по миру, это доверие будет потеряно, потому что капиталисты не достойны его. Их гегемония закончится.

- В конце концов, Партия победит, потому что капитал Партии – это народ.
- Легко быть радикальным – каждый на это способен, – но трудно быть радикальным без лишнего 
радикализма. Лишь немногие люди способны на это.

- Опыт показывает, что Партия, для того чтобы выжить, должна являться неотъемлемой частью повседневной жизни людей.

- Для того чтобы быть частью повседневной жизни людей, Партия должна уважать народ.

- Разница между Партией и различными экстремистскими фракциями заключается в том, что Партия уважает народ, а экстремисты его презирают.

- Экстремисты пытаются взять под контроль повседневную жизнь людей, но, в то же время, не имеют никакого уважения к обыденному мировозрению и потребностям простого народа.

- Экстремисты не прислушиваются к простому народу и ставят теорию впереди практики и опыта.

- Сила Партии заключается в ее диалектической связи с массами. Партийная линия заключается в следующем: никакой теории без практики, никакой практики без теории.

- Мы должны быть способны видеть то, что можно изменить в повседневной жизни людей и их консервативных взглядах и то, что не может быть изменено. Как только нам это станет ясно, жизни людей могут быть улучшены.

- Крах экстремистских фракций заключается в их желании радикально изменить наиболее священное из всего: повседневную жизнь обычных людей.

- Тот, кто будет понимать и уважать потребности людей в их повседневной жизни – победит.

- Мы могли бы даже сказать, что партия старается изо всех сил, но в конечном итоге все равно ничего не изменится. Иными словами, Партия пытается защитить повседневную жизнь обычных людей.

Таким образом, Партия радикальна без лишнего радикализма.

http://volniza.info/?p=2626
- Будьте всегда чисты в своей внешности и благонравны в поведении – ваша первая задача состоит в том, чтобы завоевать доверие людей.

- Помогайте престарелым, больным и всем, кто нуждается в вашей помощи. Помогите им не спрашивая – каждый солдат Партии должен быть воплощением Партии и ее оружием пропаганды.

- Служите народу! Тот, кто служит народу – возьмет верх.

- Защищайте людей! Тот, кто защищает народ – возьмет верх.

- Первой задачей членов Партии является завоевание сердец и умов людей.

- Будьте честны, трудолюбивы и тогда изменения начнутся с вас.

- Будьте сильными, но попытайтесь понять тех, кто слаб. Особенно к их бремени.

- Сохранить вашу мораль перед лицом проблем повседневной жизни – самый великий героизм. Каждый новый день не приносит навык сражения, и не каждое сражение закончится победой.

- Смотрите на революционный процесс как на единое целое с вашим участием в нем, таким образом, вы получите силы и терпение в трудное время, когда, казалось бы, ничего не происходит.

- Мы не одержим окончательную победу в больших сражениях, но мы делаем напряженную работу между сражениями. Мы победим через упорство, терпение и трудолюбие.

- Основательно ознакомьтесь с идеологической литературой, чтобы знать, кто вы.

- Будьте в форме. Идеологически выдержанная душа и тело воина должны быть вашим идеалом.

- Будьте превыше всего вульгарного, злобного и подлого. Ваша революционная душа – пламя в темноте.

- Будьте скромны. Именно из смирения возвышается гордость.

- Укрепитесь от насмешек, ибо они (прим. ред. – насмехатели) не знают, что они делают.

- Хорошо выполненная работа является делом чести. Что бы вы ни делали, делайте это с большой заботой и любовью. Будьте примером другим.

- Слушайте людей, чтобы понять их, ибо тот, кто понимает народ – победит.

- Слушайте людей и учитесь у них, чтобы они могли в свою очередь учиться у вас, когда придет время.

- Революция – диалектический процесс, в котором Партия учится у масс, а массы у Партии. Наша победа будет основана на этом диалектическом отношении.

- Узнавайте и разоблачайте преступления, совершаемые системой. Помните: когда вы говорите – Партия говорит.

- Именно благодаря вам, революционная информированность населения будет расти. Каждое ваше слово будет как пуля.

- Узнавайте и разоблачайте врагов народа и сообщайте о них в Партию. Помните: вы являетесь глазами и ушами Партии.

- Вы – это Партия, куда идете вы, туда идет и Партия – действуйте соответствующим образом.

http://volniza.info/?p=2315
Разговоры о бесперспективности легального сопротивления занимают центральное положение в сетевых обсуждениях ряда околоправых персонажей. Множество раз приходилось мне сталкиваться с отрицающей легальный путь позицией и вступать в полемику, зачастую наталкиваясь на личностные оскорбления, некорректные приёмы и явную неадекватность. Написание данного поста это не столько продолжение затянувшегося спора, сколько письменное оформление некоторых моих мыслей по этому поводу. Я попытаюсь изложить своё мнение и подвергну критике возражения оппонентов. С удовольствием отвечу и на дополнительные возражения, если они появятся у читателей моего живого журнала.

Но прежде хочу заявить, что не считаю, будто возможен легальный приход правых сил к власти в РФ. На самом деле я скорее придерживаюсь строго противоположного мнения, но при том убеждён в необходимости ведения легальной работы в существующем правовом поле и не уверен в успехе нелегальной деятельности на данном историческом этапе.

Как раз очень часто можно услышать о том, что легальным путём придти к власти националистам никто не даст. По сути это верно, хотя формулировка немного странная. Ведь нелегальный путь оттого не становится более лёгким и, разумеется

никто наверху не собирается давать националистам карт-бланш на нелегальный приход к власти. И если вероятность осуществления легального сценария действительно ничтожно мала, то революционный сценарий на данном этапе вообще невозможен. Однако не это главное, а то, что большинство легальных националистов просто и не ставят перед собой таких высоких целей. И я в том числе.

Другое популярное мнение – «легальным путём ничего не добиться» и опровержение данного мнения является одновременно и ответом на загадку заданную в предыдущем абзаце. Вот если ставить целью легальной деятельности это самое «ничего», то скорее его можно достичь бездеятельностью, легальной или нелегальной, не важно. А вот достичь определённые неглобальные цели вполне возможно и через работу в правовом поле. Есть даже некоторые цели, которых нелегальным путём вообще достичь нельзя. Революционер даже не может сделать передачу узнику, потому что в системе ГУФСИН для этого требуется предъявление документов и фиксирование паспортных данных передающего, а это может поставить революционера под угрозу разоблачения и ареста, что естественно недопустимо.

Революция в моём понимании вообще должна быть очень короткой и ослепительной словно вспышка. Революционные отряды захватывают здания государственных служб, склады с оружием, военные части и объекты МВД, устанавливают контроль над коммуникациями, финансовыми учреждениями и средствами массовой информации. Если революция победила не на всей территории страны, то начинается гражданская война, продолжающаяся до тех пор, пока одна из противоборствующих сил не победит другую. Гражданская война и революция – это совершенно разные вещи, а партизанская война это нечто ещё совершенно другое. Если мы говорим именно о революциях, необходимо понимать, что события их предваряющие всегда происходят в определённой последовательности. Сначала создаётся некая партия, она же – организация профессиональных революционеров, ставящая себе целью приход к власти. Это первое условие для революции, потому что, если не будет революционной партии, некому будет её и совершить. В таком случае революцию совершит другая партия. Второе условие для революции – это наличие революционной ситуации в стране, то есть такого положения вещей, когда режим больше не может осуществлять сколько-нибудь эффективное государственное управление, а среди широких народных масс назрело настолько сильное недовольство государственной политикой, что оно начинает массово проявляться в виде открытого гражданского неповиновения властям. Здесь вступает в дело революционная организация и побеждает либо проигрывает.

До самой революции, годами и десятилетиями дожидаясь подходящего момента, революционная организации вынуждена заниматься агитацией и пропагандой, вербовкой сторонников, участием в легальной политической деятельности. При этом либо она полностью (как НСДАП) объявляет себя легальной структурой, либо имеет легальное крыло для политической незапрещённой работы. Вплоть до наступления революционной ситуации основная задача организации это агитация и привлечение новых членов, и оттого её деятельность, методы, структура имеют соответствующие специфические черты. Но вот наступает час дающий надежды на победу, и руководство партии принимает решение о вооружённом восстании, формируются новые революционно-военные партийные органы, разрабатывается и воплощается план конкретных мероприятий направленных на захват государственной власти.

Исторический опыт говорит о том, что революционная ситуация возникает под воздействием в том числе и внешних причин глобального характера. И большевики, и германские национал-социалисты получили власть в результате предельного ослабления государства вызванного соответственно первой мировой войной и мировым экономическим кризисом 30-х годов ХХ века. Однако, популярные в радикальной среде «Дневники Тернера» предлагающие другой сценарий формирования революционной ситуации, к сожалению, были некритично восприняты нашими радикалами. В ставшей программной работе «Теория Революционного Террора», как и в Дневниках, одним из основных факторов обусловливающих возникновение революционной ситуации был назван дестабилизирующий террор правого подполья. То есть была осуществлена попытка воплотить в реальность фантазию созданную воображением писателя. Вместе с тем такая фантазия не имела и не имеет под собой никаких реальных оснований. Влияние исторических событий создавших предпосылки для победы большевиков и национал-социалистов было совершенно несопоставимо по силе с любым возможным правым дестабилизирующим террором. Как совершенно справедливо заметил Уильям Пирс, на длинной дистанции Организация неизбежно бы проиграла Системе. Однако проповедники Т.Р.Т., по сути, и завлекли радикалов на длинную дистанцию затяжного противоборства с Системой, и потому проиграли и в тактическом и в стратегическом отношении. Это было неизбежно, поскольку боевые группы не имели и не могли иметь адекватное количество ресурса для борьбы с подобным противником.

Популярное возражение против легальной деятельности заключается в том, что такая деятельность находится под контролем соответствующих специальных служб и, вступая в легальную организацию, человек попадает на учёт, засвечивается. Признаю, такая точка зрения не лишена оснований. Но что из этого следует? Надо ли делать передачки нашим узникам? Ответ очевиден, а как я уже писал выше это обязательно сопряжено с засвечиванием в госорганах. Тут каждый человек должен определиться с выбором собственных жизненных приоритетов. Тот, кто не может больше терпеть гнёта тирании и желает здесь и сейчас сражаться против врага с оружием в руках, тому, конечно, нечего делать в легальной структуре. Все остальные соратники просто обязаны принимать участие в пропаганде, помощи узникам, русской правозащите, публичных мероприятиях и т.д., иначе у них и права нет называться нашими соратниками. Вера без дел мертва, и это относится не только к нелегальным акциям. Если человек называет себя участником нашего движения, не являясь при этом участником боевых действий против Системы, и одновременно не проявляет никакой легальной общественной активности, то это обыкновенный трус или просто модник-субкультурщик-потребитель правой продукции, а зачастую и то и другое и третье. У кого нет духа самопожертвования, тот не может быть нашим соратником – это просто националистически настроенный овощ-обыватель, сочувствующий. Такой человек не хочет светиться, так как это может в худшую сторону изменить его спокойную мещанскую жизнь, привнеся в неё кратковременные задержания, неприятности на работе и в образовательном учреждении, обыска, нервотрёпку допросов. Реальность такова, что участие в легальной деятельности подразумевает засвеченность перед правоохранительными органами – это надо чётко и однозначно осознавать. Открытая работа имеет свою специфику, и здесь ничего не изменишь.

Из-за легальных лидеров, таких как Белов, Дёмушкин и Румянцев многие парни оказались в неволе – неожиданный, весьма сомнительный аргумент оппонентов, недавно использованный против меня в одном сетевом споре. Позволю себе не согласиться с данным утверждением. Основная часть правых узников, насколько я понимаю, находится в заключении по обвинению в совершении насильственных действий, то есть за действия совершённые в нелегальной сфере. Причастны или нет названные лидеры к передаче информации о нелегалах, я не знаю, да это и не важно. Ведь даже при отсутствии у них злонамеренности, ситуация могла иметь место, но конечно не по их вине, а прежде всего по вине самих нелегалов. Потому что они, по-видимому, нарушили основное правило нелегальной работы, запрещающее нелегалу вступать в какие-либо контакты с легальными структурами. Очень многие нарушившие данное правило поплатились за это и я нахожусь в их числе, но не собираюсь никого винить в своей ошибке. Совмещать нелегальную работу с легальной – самоубийственная глупость и горе тем, кто этого не понимает.

  Легальная пропаганда не приносит никакого адекватного результата – утверждают мои оппоненты, всех призывая к применению насильственных методов и к вооружённой борьбе против врага. Они конечно правы в том смысле, что правая агитация и пропаганда воздействует только на небольшую часть населения, тогда как господствующие сми держат под контролем мысли и сознание большинства. Потому враг и находится у власти, что под его контролем большинство населения и, учитывая количество материального и интеллектуального ресурса у нас и у противника, было бы странно, если бы было иначе. Вместе с тем большинство всегда аморфно, пассивно и подвержено пропагандистскому влиянию официальной пропаганды. Как сегодня оно голосует за медвепутинскую партию власти, так завтра оно будет голосовать за национальную или национал-социалистическую партию власти, если только наступит это завтра. Историю вершат не пассивные массы обывателей, а жестко структурированные, пассионарные меньшинства сумевшие оседлать и использовать эти массы в качестве движущей силы революции. И соответственно задачей нашей агитации на данном этапе является привлечение на свою сторону активного свободомыслящего меньшинства потенциальных революционеров, а не оболваненного средствами массовой информации большинства обывателей. Основываясь на анализе исторического и практического опыта, психология внушения утверждает, что сознание людей становится более восприимчивым для революционной пропаганды во времена социального катаклизма, когда санкционированные обществом нормы поведения внезапно теряют свою ценность. Смута, революция, кризис парализуют силу внедрённых в подсознание людей ярлыков, открывая их восприятие для новых революционных идей. Поэтому, несмотря на 70-летнее тотальное советское оболванивание, в 80-х и 90-х гг. прошлого века многие бывшие советские граждане стали восприимчивы для националистической пропаганды. Сейчас же российское общество, несмотря на множество нарастающих противоречий, и усугубляющихся проблем, очевидно, снова перешло в фазу «стабильности», для которой свойственны повальный конформизм и низкий кпд оппозиционной пропаганды. Тем не менее, согласно прогнозам ряда независимых экспертов, да и просто по трезвому рассмотрению ситуации, России рано или поздно должна перейти в фазу «нестабильности» - революции, смуты. Именно в такой исторический момент у националистов, наконец, появится возможность совершить решающий прорыв. Но яркость революционной вспышки будет непосредственно зависеть от той подготовительной работы, что мы проводим сейчас. С точки зрения будущего важность современной легальной деятельности невозможно недооценить. Перед сегодня оттачивающими своё умение правыми пропагандистами завтра откроется необозримое поле деятельности, и многое будет зависеть от того, как они смогут выполнить поставленные перед ними историей задачи.

И, наконец, несколько слов о создании русской революционной организации – ещё один аргумент в пользу легальной деятельности. Такая организация может возникнуть только путём объединения значительной части здоровых национальных сил и только как легальная организация. Более того, какое-либо масштабное объединения может быть осуществлено только на легальной основе и никак иначе. Впоследствии стратегическая линия такой организации может измениться в нужную нам сторону, но возникнуть и развиться она может только как легальная общественно-политическая сила, партия если угодно.

координатор НСИ Дмитрий Бобров

6 сентября 2010 года

источник 

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner