?

Log in

Двое суток на «растяжке»  

Студентку, подозреваемую в пособничестве террористам, освободили из-под стражи, отпустив на подписку о невыезде. Месяц cпустя девушка обратилась в редакцию «ТС» и рассказала о методах, которыми от нее пытались получить показания в женской «пресс-хате».

Опознание

В сентябре питерские СМИ написали об аресте Серафимы Дорутиной, студентки ветеринарной академии, которую подозревали в подрыве дрезины на перегоне между железнодорожными станциями Броневая - Лигово и пособничестве террористам.

18-летнюю Дорутину задержали на даче в Ленобласти. В тот же день в квартире ее родителей провели обыск. Потом был допрос. Потом Серафиму опознал некто Марк Филиппов, арестованный за убийство и расчленение своего коллеги по правому движению (в узких кругах уголовного розыска его зовут «людоедом»). По словам Филиппова, Серафима - участник неонацистской группировки. Как следствие, девушке на какое-то время пришлось узнать, что такое тюремная жизнь.

Разбор полётов в камере

В изоляторе временного содержания Серафиму снова обыскали, раздев догола, осмотрели на предмет синяков и изъяли все вещи. В камере ее уже ждали.

Я зашла в комнату, где сидели 20 женщин. Послушавшись совета оперативников, поздоровалась, но мне никто не ответил, - вспоминает Дорутина, - только одна тучная высокая женщина по имени Ирэн, как оказалось, главная, произнесла два слова: «поговорим завтра».

Проснувшись по команде «подъем», Серафима все утро ожидала разговора. Через несколько часов ее «вызвала» хозяйка «клетки» и начала свой допрос. Ирэн расспрашивала новенькую о деле, степени вины и даже личной жизни. При этом «арестантка-дознавательница» задавала те же вопросы, что и накануне оперативники.

Ирэн призналась, что два дня назад в камеру пришли надзиратели и рассказали о моем деле. Они оповестили всех, что я взорвала «Невский экспресс» в 2007 году и убила 300 человек, - продолжает собеседница. - После «разбора полетов» она приказала мне писать чистосердечное признание.

Кнут

За отказ сознаться, по словам Серафимы, ее избили и поставили на «растяжку» (заставили стоять у стены - ноги широко раздвинуты, руки вверх, с ладонями, вывернутыми наружу). В такой позе наказанной предстояло провести двое суток.

Ночью Ирэн разрешала лечь в кровать. Днем меня били по ногам, постоянно оскорбляли и унижали, один раз грозились побрить наголо и даже вылили на меня ведро с грязной водой, - вспоминает Серафима Дорутина, - а потом произошел инцидент, который, возможно, спас меня.

Ночью девушка упала с двухъярусной кровати. Ударившись головой об пол, получила сотрясение мозга. Долгое время сокамерницы запрещали ей вызывать врачей, но позже сжалились и отправили на медосмотр. По неизвестным причинам девушку определили в стационар для психически больных. Там она провела два самых спокойных дня за весь «срок», а по возвращении в камеру почувствовала кардинально другое отношение окружающих.

Пряник

Меня как-то тепло встретили, спросили, как себя чувствую. Потом в течение недели все дамы рассказали мне свои истории и… опять принялись уговаривать «сознаться», - продолжает Дорутина. - Они предлагали мне помочь сформулировать текст признания, приводили доводы и аргументы, заставляя добровольно объявить себя террористкой.

Не поддавшись и в этот раз, Серафима все еще надеялась на положительный исход. На 29-й день в камеру зашел оперативник и позвал Дорутину с вещами на выход. Заключенную привели в кабинет следователя. Там ей вернули вещи и дали подписать новые бумаги.

В них было сказано, чтобы я явилась на допрос в феврале. Следователь вручил 50 рублей, за что ему огромное спасибо - у меня не было ни копейки на дорогу домой, - и отправил восвояси.

Заступник Шульц

  По словам знакомых, друзей и соседей Дорутиной, она всегда создавала впечатление милой, добродушной девушки, хорошо училась и не была связана с криминальными структурами. Единственное, что могло вызвать подозрение, это ее знакомство с бывшим членом неонацистской организации «Шульц-88», Тарасом Музалевым, осужденным за попытку взорвать Rocks club.

- Как вы думаете, почему арестовали именно вас? - поинтересовались мы у самой подозреваемой.

- Честно говоря, я до сих пор этого не могу понять. Думаю, что меня могли задержать за членство в группе «Вконтакте» People Hate, которая одним только названием похожа на одноименное националистическое течение. В этой группе мы обсуждали жестокое обращение с животными и, не стесняясь в выражениях, осуждали живодеров. Но это никак не связано с экстремизмом. Может быть, действительно, сказался мой роман с Тарасом. Хотя мы с ним уже несколько месяцев вообще не общались.

Поскольку к нам в редакцию Серафима пришла со своим знакомым - Дмитрием Бобровым, создателем в прошлом той самой радикальной группировки «Шульц 88», мы задали резонный вопрос обоим собеседникам: «Не могло ли именно знакомство с Бобровым сделать Дорутину подозреваемой в преступлении?»

- Конечно, нет! - ответила Серафима. - Во-первых, на момент ареста с Дмитрием я виделась лишь раз пять, а во-вторых, сейчас он вне подозрений.

Сам Дмитрий ответил так:

- Не думаю, что следственная группа, занимающаяся делом по подрыву дрезины, может всерьез рассматривать версию о моей причастности к данному происшествию. Ведь на тот момент я только 3 месяца как освободился после шестилетнего заключения и был больше озабочен решением бытовых вопросов, чем вопросами борьбы. Тем более, что в данное время я действую исключительно в правовом поле. Да и с Серафимой до ее ареста я встречался всего лишь один-два раза. Куда более вероятной причиной ее злоключений является, по моему мнению, Интернет. Насколько я знаю, она являлась активным пользователем одной из социальных сетей, где могла позволить себе некоторые нелояльные высказывания и знакомства. Таким путем она попала в поле зрения органов. С другой стороны, сама ситуация показала тот тупик, в котором, по-видимому, находится сейчас расследование по этому делу, и это также может служить объяснением, почему стал возможен арест человека, в отношении которого не было никаких весомых улик, говорящих о его причастности к преступлению.

Жизнь после СИЗО

После случившегося с Серафимой с ней перестали здороваться в ветеринарной академии. За время заключения девушка поправилась на 20 килограммов, хотя практически голодала (большинство из тюремных продуктов девушке нельзя есть по состоянию здоровья). Чтобы помочь любимой дочери восстановиться после «отсидки», родителям пришлось взять кредит в 500 тысяч рублей.

Справка «ТС»: Попали под дрезину

Взрыв ремонтной дрезины произошел в 4.21 2 февраля 2010 года, примерно в 300 метрах от платформы Броневая и в 700 метрах от ТЭЦ-15, снабжающей теплом юго-западные районы Петербурга. В результате взрыва машинисту дрезины повредило ногу. На месте взрыва образовалась воронка диаметром в 1 метр, из рельса был вырван кусок длиной около 50 сантиметров. Мощность взрывного устройства составляла 400 - 600 граммов в тротиловом эквиваленте.

Вскоре после проезда дрезины этот же участок должна была миновать первая за этот день электричка на Ораниенбаум. Глава СКП Александр Бастрыкин тогда высказался:

«Существуют обоснованные предположения, что готовился подрыв электрички, которая должна была пройти через сорок минут после взрыва. По-видимому, незапланированный проезд дрезины спровоцировал преждевременную детонацию взрывного устройства. Могли бы быть огромные жертвы».

Через два дня оперативники Центра «Э» ГУВД по Петербургу и Ленобласти задержали 22-летних Игоря Грицкевича и Владимира Смирнова. Они уже давно находились в разработке борцов с экстремизмом. Парни называли себя членами националистической группы «Славянская община». Следом в мае был арестован 36-летний Владислав Гавриченков, который возглавлял одну из отколовшихся от РНЕ «боевых группировок». Гавриченкову было предъявлено обвинение в подстрекательстве к хулиганству. Затем в середине августа по подозрению в пособничестве терроризму была задержана 18-летняя студентка ветеринарной академии Серафима Дорутина.

Следующим подозреваемым во взрыве на железной дороге стал 23-летний гражданский активист Александр Цветков. Его задержали в августе 2010 года. По версии следствия, Цветков снабдил подельников инструкцией по изготовлению «начинки» и помогал заложить устройство на железнодорожном полотне. Сам гражданский активист настаивал на своей непричастности к теракту - с февраля он постоянно проживал в Петрозаводске, в Петербург не приезжал и потому не мог быть причастен ко взрыву на перегоне Броневая - Лигово. Тем не менее суд выдал санкцию на арест Цветкова.

Месяц он находился в следственном изоляторе. Впоследствии следователи не нашли доказательств его причастности к подрыву железной дороги под Петербургом. Молодого человека освободили из СИЗО без предъявления обвинения.

Анна Тупикина,

http://www.fontanka.ru/2010/11/22/054/

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner