?

Log in

Вы учитель одной из петербургских школ. Какой предмет вы преподаёте детям? Какие проблемы наиболее часто возникают у Вас в связи с обучением детей Вашему предмету? 
1) Преподаю английский язык, работаю в английской школе... До этого преподавал литературу в старших классах. Сейчас преподаю английский потому что английский преподавать интереснее, поскольку в нашей системе образования английский более связан с "гуманитарным мышлением", литературные и философские темы намного более актуальны, чем на уроках литературы...

Read more...Collapse )


Оригинальное эссе было опубликовано 15 сентября 2009 года в Западном Ежеквартальнике.



Я смотрел множество диснеевских мультфильмов для детей.

Послания, заключенные в этих фильмах настолько очевидны и сильны, что просто удивительно, как это добровольным рецензентам на Амазоне не удалось их заметить. Пять фильмов являются Классикой Белого Национализма (КБН). Это – «Белоснежка и семь гномов», «Золушка», «Спящая красавица», «Пиннокио» и «Фантазия». Несколько других тоже достойны внимания, но они не дотягивают до класса КБН.

Ни один из этих фильмов не имеет дела с расой или расовым конфликтом, так почему же они заслуживают титула нашей классики? Ответ заключается в том, что они поощряют развитие другого неотъемлемого атрибута белого национализма: кодекса дружбы, или, другими словами, системы поведения и настроений, необходимых для того, чтобы колыбели группы оставались полными.

Важность этих картин может быть наилучшим образом проиллюстрированна самым первым из полнометражных мультфильмов Уолта Диснея - «Белоснежкой и семью гномами» - созданному в 1937 году.

История взята из одной из сказок братьев Гримм. Белоснежка – это принцесса, которая в конце фильма выходит замуж за прекрасного принца. Однако «Белоснежка...» отнюдь не является любовной историей. Она общается с принцем не более двух минут, один раз в самом начале фильма, и около одной минуты в конце. Любовь и добровольно на всю жизнь взятые обязательства являются само-собой разумеющимся в этом фильме. Факт любовного романа совершенно не нуждается в дальнейшем сюжетном развитии и такового не получает. Он является инстинктивным и мгновенным.

Поэтому, чтобы выяснить, о чем на самом деле этот фильм, нам нужно понаблюдать за Белоснежкой – как она проводит свое время, чем занимается? И как только мы фокусируем внимание на поведении Белоснежки, то мы обнаруживаем, что она самая необычная из всех известных нам принцесс.

Когда мы встречаемся с ней в первый раз, она одета в простую поношенную юбку и занимается чисткой ступеней Замка, довольно напевая про себя. Когда она оказывается в лесу и находит дом семи гномов, она немедленно замечает его отвратительное состояние. Она весело и с любовью приступает к наведению порядка: моет посуду и чистит дом с помощью своих друзей-животных. Когда гномы обнаруживают ее в своем доме, она готовит для них обед и мило требует, чтобы те вначале приняли ванну, то, чего гномы очевидно не делали в течение многих месяцев или вообще никогда.

Так Белоснежка создает минимальные условия санитарии и цивилизации для маленьких рудокопов– регулярные ванны, чистый дом и чистая посуда, и регулярное питание. И она весело занимается этими заботами.

Белоснежка готовит для них завтрак и, перед тем как гномы отправляются на работу, нежно целует каждого в лоб. Когда они приходят домой, она с любовью встречает их на пороге и приглашает к накрытому столу.

Белоснежка – это самоотверженная, заботливая, и полная материнской любви хранительница домашнего очага. Она демонстрирует все положительные качества и ценности. Послание сказки братьев Гримм и Уолта Диснея заключается в том, что веселый труд для создания и поддержания дома и воспитания детей – это поистине королевское качество, безусловно заслуживающее любовь прекрасного принца.

Конечно, с тех пор как какой-либо отпрыск европейских королевских кровей в последний раз подметал пол или мыл посуду, минуло не менее 800 лет. Но братья Гримм и европейские родители, покупавшие их книги, отдавали себе отчет в том, что определенное отношение к труду и самоотверженность являются необходимыми для выживания и преумножения нашей расы.

В современную эпоху наши дочери стали настолько умелы в манипуляциях отцом и матерью в отношении бытовых сервисов, что теперь они редко моют посуду или занимаются стиркой. Сплоченность семейного обеда пала жертвой наших беспорядочных расписаний и одиночества разогретого в микроволновке обеда перед экраном телевизора. Родители не прибирают кучи грязной одежды, которые они находят разбросанными в комнатах дочерей в надежде, что те в один прекрасный день разберутся со своим собственным беспорядком, но этого никогда не происходит. По какой-то странной причине сыновьям, кажется, удается следить за собой немного лучше, чем дочерям.

Когда дети, наконец, начинают самостоятельную жизнь вне родительского дома, их апартаменты обычно находятся в ужасающем беспорядке, с раковиной и посудомоечной машиной настолько забитой грязной посудой, что они никогда не приглашают друзей к себе домой, но ради общения вынуждены становиться завсегдатаями баров и ресторанов, при этом неся ненужные расходы и теряя значительное преимущество собственной территории, важное преимущество игры по своим правилам в процессе поиска партнера.

Краеугольные камни цивилизации, воспетой в «Белоснежке...», тают прямо у нас на глазах.

В условиях нынешнего культурного режима, только люди с наиболее сильными инстинктами способны пойти на жертвы, необходимые для формирования стабильных отношений и выращивания детей. По мере коррозии ненавязчивых ограничений пока еще существующих социальных норм, все большее число людей становится жертвами собственного эгоцентризма, отсутствия поведенческих самоограничений, и презрения к труду. Они не оставят следа собственного существования в следующем поколении.

Белоснежка живет для того, чтобы делать жизнь окружающих ярче, веселее и чище, независимо от того, в какие обстоятельства она помещена другими. Она представляет собой образец женской роли, которую можно увидеть в повторах телевизионных семейных сериалов пятидесятых годов прошлого века, таких как «Шоу Донны Рид», «Ози и Хариет», и «Отец знает лучше». Это именно то поведение, которое приводило в неистовую ярость критиков нашей культуры из «внутренней партии»*, наиболее знаменитым примером которой является Сюзан Зонтаг, с ее публичными кампаниями против пригородов в 1960-х (типичное место проживания белых американцев – прим. пер.), которые она называла «ареалами размножения христиан».

Современный образец ненависти ко всему тому, воплощением чего является Белоснежка, мы можем ясно видеть в римэйке «Степфордских жен» 2004 года. И именно эта неослабевающая ненависть требует от нас безоговорочной лояльности идеалам «Белоснежки и семи гномов».

Пожалуй, наилучшим способом показать уникальность и важность Белоснежки является сравнение этой картины с более недавними попытками студии Диснея по эксплуатации несомненно инстинктивного желания молодых девочек «найти их прекрасного принца».

Мультфильм «Русалочка», вышедший на экраны в 1990 году, следует той же общей концепции.

Однако если мы исследуем поведение Русалочки, мы увидим совершенно поглощенную собой маленькую девочку. Она рутинно не подчиняется отцу и правилам своего общества. Она своевольна и неосмотрительна. Она пренебрегает музыкальными репетициями, ставя партнеров в затруднительное положение. Она манипулирует окружающими для исполнения своих капризов, и она гордится своей внешностью. В конце концов, она покидает свою семью, своих друзей, и свою расу – всех тех, кто должен быть наиболее ей дорог – чтобы никогда их больше не увидеть, для того, чтобы стать человеком и выйти замуж за прекрасного принца. Ей даже в голову не может прийти прибраться в доме или помыть посуду.

Нужно отметить, что на взляд типичного христианина, «Русалочка» - это неплохой фильм, «дружественный христианам», поскольку он удовлетворяет абстрактной формуле – брак и отсутствие добрачного секса. Однако, реальное поведение маленькой русалочки – это чистый яд, оно глубоко анти-христианское. В поведении маленькая русалочка мы не видим ни единого проявления столь необходимых для благополучия семьи качеств: самоотверженности, способности выдерживать скучную повседневность жизни в браке и ежедневных хлопот, связанных с заботой и уходом за детьми или даже выдерживать распорядок кормлений. По сути, фильм превозносит противоположное поведение.

Послание «Русалочки» является особенно соблазнительным, потому что фильм несет в себе правильную эстетику – образ сильного, привлекательного, агрессивного и безусловно белого мужчины – принца, великолепного приза для русалочки, которая получает желанное несмотря на свое поведение.

Христиане должны понять, что необходимо фокусировать внимание на здоровых поведенческих стереотипах в фильмах для детей, а не на формальном соответствии сюжета абстрактным и теологическим концепциям. Голливуд может с легкостью искалечить ваших детей, производя фильмы, внешне удовлетворяющие вашим концептуальным моральным принципам, но при этом поощряя стили поведения, которые разрушительны для способности вашего ребенка создать стабильную семью в будущем.

В «Белоснежке...» мы также наблюдаем восхваление идеальных материнских качеств, которые Белоснежка демонстрирует в процессе взаимодействия с ее друзьями-животными. Животные Белоснежки служат суррогатами детей – позволяя ей проявить все качества, необходимые для здорового материнства. Дисней повторяет подобного рода сцены в том же контексте в «Золушке» и «Спящей красавице».

Белоснежка оказала огромное влияние на другие фильмы. Например, вы можете наблюдать поведение в стиле Белоснежки по отношению к животным, изображаемое Эвой Гарднер в шедевре Джона Форда, «Могамбо» (1953) – любовной истории, действие которой происходит в Африке, также с Кларком Гэйблом и Грэйс Келли в главных ролях. Проститутка с добрым сердцем – такая, которая подходит для брака – одна из любимых тем Голливуда. В «Дилижансе» (1939) Джон Форд показывает, как предмет любовного интереса Джона Вэйна демонстрирует ее материнские качества с ребенком, родившимся у другой пассажирки. Играя роль бывшей проститутки в «Могамбо», Эва Гарднер проявляет свои материнские качества, усыновляя слоненка – при том весьма грубого, который знает что ему нравится и хватает это (а у Эвы Гарднер есть много того, за что можно ухватиться), забрасывая ее в грязь несколько раз. При всем при этом Гарднер строго выдерживает линию нежного поведения Белоснежки, имитируя ее жесты и манеры, и даже интонацию и тон ее голоса. Сходство с мультфильмом просто поразительно. В этих сценах персонаж Гарднер демонстрирует, что она обычная девушка с фермы, обладающая всеми приятными материнскими качествами Белоснежки, временно свернувшая на неправильную дорожку.

Сравните развитие темы «проститутки с добрым сердцем» в классических фильмах Джона Форда с более недавней попыткой – «Красоткой» - в которой мы не видим вообще никаких материнских качеств. Зато мы видим поведение, которое наглядно демонстрирует качества, необходимые для шоппинга, хороший вкус для подбора модной одежды и аксессуаров, подобающих высшему классу, бездетность, и относительную моногамность куртезанки, то есть все те концепции, которые завоевали популярность в Голливуде наших дней. Стиль поведения в «Красотке» прославляет качества, нужные для приятного времяпрепровождения в то время как наша раса находится на пути к вымиранию.

Концептуальные абстракции и теологические формулы – это ненадежный гид для оценки насколько тот или иной фильм годится для просмотра детьми. Фильмы, как и посещение церкви, обучают нас весьма специальному поведению. Таким образом, то что на самом деле имеет значение - это именно пропагандируемое фильмом поведение. Все остальное маловажно.

Вы – это то, что вы смотрите.

http://www.ethnopoliticsonline.com/archives/yggdrasil/yggdrasil%20snow%20white.html
Одной из величайших интеллектуальных разделительных линий является дихотомия природа-воспитание.

юю



Консерваторы обычно находятся на стороне природы:

Раса существует как биологическая реальность; существуют расовые различия в социально-важных свойствах личности, таких как IQ; человеческие мозги устроены так, что люди предпочитают подобных себе; они более склонны финансово вкладываться в общественные блага, такие как здравоохранение и образование, если реципиентами являются люди той же этнической группы; люди доверяют окружающим сильнее в этнически однородных обществах.

Левые занимают противоположную позицию:

Рас не существует; сама идея, что расы существуют, является фантазией морального дегенерата. В той степени, в какой различия в личностных свойствах, таких как IQ, представляют хоть какой-нибудь интерес, эти различия являются результатом капитализма, дискриминации, или зла вообще. Если бы белые люди не вели себя плохо, мы бы с легкостью построили бы сильное, расово-многообразное мультикультурное общество, в котором все люди жили бы счастливо.

В мои намерения не входит убеждать вас в правоте одной или другой стороны. В течение многих лет VDARE.COM публиковало очерки множества выдающихся эссеистов, признающих доминирование природы над воспитанием.

Но если вы возьмете Нью-Йорк Таймс, то вы получите совершенно иной взгляд на эти вопросы. Взгляд, который, к сожалению, имеет гораздо больше влияния.

Так что же делает культуру столь могучей и как это работает на психологическом уровне? Психологи показали, что существует два различных типа операционных систем – неявная («implicit», бессознательная, скрытая, подспудная) и явная («explicit», сознательная).

Неявные операции – это способ функционирования древнейших частей нашего мозга – автоматический и бессознательный.

Допустим, вы разговариваете с автомобильным дилером о подержанной машине. Без всякого сознательного усилия с вашей стороны, ваш мозг обрабатывает колоссальные объемы информации. Одни части вашего мозга распознают цвет и форму мебели в офисе дилера, тогда как другие ответственны за распознание его лица и эмоций на нем. Ваш мозг также оценивает, насколько дилер похож на вас, и, без всякого явного осознания с вашей стороны, ваш мозг делает так, что этот дилер нравится вам больше, если вы похожи друг на друга по внешнему виду и манерам. Более того, если дилер принадлежит к иной расе или этнической группе, то ваш мозг выдает сигнал тревоги, окрашивая ваши трансакции соответствующими стереотипами – положительными или отрицательными – которые ваш мозг ассоциирует с данной расовой или этнической группой.

Эти неявные механизмы – психологи называют их «модулями» - напоминают зомби или роботов. Они занимаются своим делом безо всякого сознательного усилия, и многие из них неподконтрольны сознанию.

Хорошим примером является модуль распознавания лица. Если я смотрю на знакомого мне человека, я его узнаю, даже если изо всех сил я захочу его не узнать. Просто-напросто, я не в состоянии отключить этот модуль. Модуль получает информацию из окружающей среды и просто делает свое дело согласно запрограммированному алгоритму.

Что очень важно, среди неявных механизмов есть модули, имеющие отношение к этноцентризму. Существует несколько эволюционировавших механизмов, заставляющих нас предпочитать людей, похожих на нас и настороженно относиться к людям из внешних групп.

Теория генетической схожести Филиппа Раштона является неплохой тому иллюстрацией. Птицы одного вида действительно сбиваются в стаю. Люди имеют склонность вступать в дружеские и супружеские отношения с теми, кто похож на них по большому числу признаков, от IQ и черт характера, до этнической группы и даже размера запястья.

Исследования в сфере Теории генетической схожести обнаружили биологическую основу этой «стайной» тенденции. Каждая генетическая система желает самовоспроизведения, и лучшим шансом для этого является выбор партнера с близкой, частично перекрывающейся генетической системой.

Но некоторые аспекты этноцентризма могут также приобретаться через обучение. Человеческий мозг имеет склонность быстро обучаться негативным стереотипам о внешних группах. И даже будучи получены через обучение, эти стереотипы действуют точно также, как и биологические стереотипы – они автоматически запускаются через бессознательные механизмы.

Смысл этого заключается в том, что в любом случае люди обычно имеют негативные стереотипы о других расах и предпочитают людей своей расы. Но, конечно, это не конец истории – это только ее начало.

Другая часть мозга, более недавно эволюционировавшая, - это часть, отвечающая за сознательные операции. Примерами подобных явных механизмов являются язык и мысль.

Бессознательный мозг обрабатывает информацию безусловно-рефлекторным, автоматическим образом, тогда как сознательное оперирование является контролируемым и требующим усилий. Явные механизмы подобны алгоритмам рассуждений, которые мы используем для решения сложной математической задачи, требующей детального планирования.

И это именно та часть мозга, которая воспринимает культурную информацию. Когда человек читает Нью-Йорк Таймс, он получает множество явных посланий, таких как: иммиграция – это хорошо; те, кто против иммиграции – необразованные расисты-неандертальцы; между расами нет генетических различий, и так далее в том же духе.

Легко видеть, что между бессознательными механизмами нашего древнего мозга и явными сигналами из Нью-Йорк Таймс может возникнуть конфликт. Бессознательный мозг заставляет вас чувствовать себя более комфортно в окружении людей вам подобных. Фактически, это бессознательная часть мозга вынуждает белых людей выискивать неявные белые общества – общества, такие как НАСКАР, музыка-кантри, и некоторые разновидности рока (как АС/ДС), где лица по большей части все белые.

Белое Бегство – один из наиболее выдающихся феноменов двадцатого века. И куда все эти белые люди бегут? В субурбы, пригороды, туда, где много других белых людей, и где их дети могут ходить в школы с другими белыми детьми.

Как отмечает социолог Кевин Круз в своей книге «Белое Бегство: Атланта и создание современного консерватизма», раса никогда не является явной частью риторики белого бегства. Вместо этого, белое бегство объясняется в терминах оппозиции федеральному правительству, государству благосостояния, налогам, и тому, что представляется моральными опасностями – абортами и гомосексуальностью. Но на бессознательном уровне, желание белых сообществ и отвращение к финансированию публичных сервисов для не-белых являются первостепенными мотивами.

Любой из перечисленных выше извинительных мотивов позволяет белым людям ассоциироваться с другими белыми без малейшего явного признания того, что раса имеет значение.

На самом деле, дедушкой бессознательных белых сообществ является Республиканская партия. В недавних выборах, Республиканцы получили по меньшей мере 90% голосов от белых людей. Делегаты для Республиканской Конвенции в августе были на 93% белыми, 5% латиноамериканцами, и 2% черными. Если бы все делегаты Республиканской Конвенции были бы богатыми белыми олигархами, как хотелось бы это видеть Джону Стюарту из Ежедневного Шоу, то это было бы одно явление.

Однако большинство Республиканцев не являются богатыми белыми олигархами. Факт заключается в том, что Республиканское основание скорее имеет дело с феноменом Сары Палин, белыми христианами, многие из которых имеют корни в маленьких городках на Юге и Западе – кто тоскует по Америке, которую они стремительно теряют: по белой Америке.

Но все это находится глубоко у них в мозгах, на бессознательном уровне. На более высоких уровнях оперирования их префронтальной коры, им и в голову не придет открыто заявить, что они – это партия белых американцев. Это было бы «расистским» заявлением.

То же самое верно и для их лидеров – хотя называть этих людей лидерами Республиканского электората является весьма щедрым преувеличением. «Консервативные» комментаторы, такие как Шон Ханнити, Раш Лимбо и Билл О’Рэйли тщательно избегают любого высказывания, которое можно было бы интерпретировать как «расистское». И они не способны дерзнуть и открыто выступить против массивной легальной иммиграции, которая сделает Республиканский электорат меньшинством даже в том случае, если нелегальная иммиграция будет остановлена немедленно. Все это потому, что явные психологические механизмы доминируют, по меньшей мере на сознательном уровне.

Вот как это работает. Неявные расовые предпочтения можно оценить с помощью теста, такого как Тест Неявных Ассоциаций. (Вы можете протестироваться здесь https://implicit.harvard.edu/implicit/.) Субьектам показываются фотографии белых и черных лиц и просят проассоциировать каждую фотографию со словами с положительными или отрицательными значениями (т.е. «интеллигентный», «законопослушный», «бедный», «успех»).

Восьмидесяти процентам белых требуется больше времени, чтобы проассоциировать положительные слова с черными, чем с белыми лицами. Это интерпретируется как признак того, что белые имеют бессознательные негативные стереотипы в отношении черных.

Интересно, что существует значительный диссонанс между открыто-положительным настроем белых в отношении к черным и их бессознательной неприязнью. Даже белые либералы демонстрируют бессознательно-отрицательное настроение по отношению к черным, хотя их бессознательная неприязнь не настолько сильно выражена как у консерваторов.

Фактически же, белые либералы более лживы по поводу расы, чем консерваторы: несоответствие между бессознательными и сознательными настроениями в отношении черных больше среди белых либералов, чем среди белых консерваторов.

Получается, что сознательный мозг думает положительные мысли о черных, потому что он читает Нью-Йорк Таймс. И он вытесняет отрицательные мысли глубоко в бессознательную часть мозга.

В одном исследовании, субъектам предъявлялись фотографии черных и белых во время сеанса функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), которая позволяет визуализировать активные участки мозга. Когда фотографии предъявлялись в течение очень короткого промежутка времени – слишком короткого для осознанного распознавания образа, то фМРТ показывала, что белые отвечают негативной реакцией на фотографии черных. Таким образом, эта процедура измеряет бессознательные отрицательные настроения в отношении черных.

Затем фотографии предъявлялись на значительно больший интервал времени, так что они могли быть обработаны сознательной частью мозга. Разница в негативной реакции на черные лица, по сравнению с белыми, уменьшилась.

Это случилось потому, что префронтальная кора и сознательные механизмы обработки информации активировались. Другими словами, люди, осознающие, что они видят фотографии черных, способны подавлять автоматические отрицательные реакции более древней части своего мозга. Сознательная часть мозга подавляет бессознательную.

Таким образом, автоматически обрабатываемые чувства и восприятия подавляются сознательными усилиями. Но это не значит, что бессознательные реакции не имеют влияния. Кроме воздействия на ответы Теста Неявных Ассоциаций, бессознательный мозг отыскивает белые сообщества, такие как Республиканская партия, и недобрые предчувствия в отношении массовой цветной иммиграции.

Это несоответствие между бессознательным и сознательным мозгом проиводит некоторые интересные феномены. Маленькие дети склонны иметь открытое и сильное предпочтение в отношении людей своей расы. Сознательные расовые предпочтения проявляются рано, в возрасте трех-четырех лет, достигают своего пика в среднем детстве, и подвергаются постепенному уменьшению в подростковом возрасте, и исчезают во взрослом возрасте. Значительная часть этого уменьшения без сомнения происходит из-за активных кампаний по установлению официальной расовой идеологии левых в школах. Мультикультурная пропаганда встроена в саму ткань образования, от детского сада до колледжа, продвигаемая группами культурных марксистов, таких как Национальная Ассоциация Мультикультурного Образования: «НАМО прославляет культурное и этническое многообразие как силу нации, обогащающую общество, и отвергает мнение, что многообразие подвергает опасности структуру общества.»

Однако, такого уменьшения не наблюдается в бессознательных расовых предпочтениях, которые сохраняются сильными во взрослом возрасте. Это проявляется, в том числе, и уменьшением количества друзей из других расовых групп по мере взросления ребенка. Белые школьники имеют белых друзей, с вероятностью, намного превышающей случайный выбор, и эта тенденция с возрастом лишь усиливается.

Это означает, что в то же самое время, как сознательные расовые предпочтения среди белых детей уменьшаются, дети в реальности все реже и реже взаимодействуют и формируют дружеские связи с детьми из других рас. Фактически, школы подвергаются процессу само-сегрегации. И среди взрослых, белые значительно реже, чем представители остальных рас, вступают в межрасовые дружеские и иные отношения.

Отсюда следует, что по мере взросления, дети все четче осознают существование официальной расовой идеологии, и они подчиняются ей. Нервные центры, отвечающие за сознательные процессы, становятся все более сильными и способными более эффективно подавлять положительные настроения в отношении людей своей расы для того, чтобы удовлетворять требованиям своих учителей. На сознательном уровне, они свободны от любых негативных настроений в отношении цветных групп и многие из них могут даже разделять либеральные или радикальные политические воззрения.

В то же самое время, они «голосуют своими ногами», предпочитая друзей и компаньонов своей расы.

И их родители делают то же самое. Я заметил, что именно либералы демонстрируют наибольший, по сравнению с консерваторами, диссонанс между сознательными и бессознательными настроениями. В то время как многие высоко-образованные родители склонны на сознательном уровне разделять либеральные взгляды на расовые вопросы, недавнее исследование показало, что эти же самые высоко-образованные белые отыскивают и отправляют своих детей в расово-разделенные школы и чаще живут в расово-разделенных районах. Другими словами, существует положительная корреляция между средним уровнем образования белых родителей и вероятностью, что они заберут своих детей из публичных школ по мере увеличения доли черных студентов.

Майкл Эмерсон, автор этого исследования, вполне осознает глубокое расхождение между сознательными настроениями и поведением. Он пишет:

«Я верю в то, что белые люди искренни, когда они утверждают, что расовое неравенство - это плохо, и что они хотели бы, чтобы оно было устранено. Однако... их либеральные воззрения по поводу расы не отражаются в их поведении.»

Сознательные части их мозгов были запрограммированны произносить и верить в правильные вещи. Но бессознательные части их мозгов контролируют их реальное поведение.

В этом могла бы быть надежда для тех из нас, чье сознание находится в меньшем диссонансе с бессознательным.

Но факт заключается в том, что если сознательные послания по поводу расы повторяются достаточно долго, то они начинают становиться автоматическими и бессознательными. Людям можно промыть мозги. И в этом заключается великая надежда культурных марксистов – что постоянное повторение и пропаганда могут произвести того, кого Франкфуртская Школа - fons et origo, источник и причина культурного марксизма на Западе – называла «подлинным либералом»: человека, кто в самых тайных уголках своей души имеет инстинкты культурного марксиста; белого человека, предпочитающего цветных в Тесте Неявных Ассоциаций.

У них есть для этого способы. Выборы Барака Обамы скорее всего помогут нападению культурного марксизма на систему образования. Мне неизвестны принципы человеческой психологии, которые могли бы это предотвратить. (Конечно, коллапс Советского Союза демонстрирует, что религию и национальную идентичность гораздо труднее искоренить, чем думалось Сталину, а он старался изо всех сил.) Для этого скорее всего понадобится полицейское государство, по типу описанного в 1984. Но, очевидно, это не является сколь-нибудь значительной проблемой для сторонников культурного марксизма.

Мой вывод: Нью-Йорк Таймс важна потому что она, и подобные ей средства массовой информации контролируют явные послания, касающиеся жизненно-важных вопросов расы и иммиграции. Культура критики стала явной культурой Запада, бесконечно повторяемой в средствах массовой информации, но по разному упакованная для людей с разными уровнями интеллекта и образования.

Мое послание здесь заключается в том, что путем программирования высших структур мозга, эта сознательная культура способна контролировать неосознаваемые этноцентрические тенденции белых людей.

Сознательная культура может быть не в состоянии предотвратить белое бегство и ассоциацию белых с другими белыми, как, например, в гонках НАСКАР. Но она преуспевает в обессиливании белых перед лицом массового вторжения иных народов и культур. Она не позволяет Республиканской партии заявить, что та является партией американцев европейского происхождения, желающих прекращения иммиграции и сохранения своего статуса политического большинства и своего культурного доминирования. И она вынуждает белых съеживаться от ужаса, когда кто-нибудь называет их «расистами».

В поиске пути из этой трясины, становится ясным, что изменение сознательной культуры является жизненно-важным. Именно поэтому средства информации, такие как VDARE.COM и мой Западный Обозреватель настолько важны. Перефразируя слоган президентской кампании Билла Клинтона, все дело в культуре, глупый.

Изменение этой культуры не будет легким. Я советую начать с психологического шага: гордое и сознательное утверждение этнической идентичности и интересов белых людей, и создание сообществ, где такие утверждения считаются нормальными и естественными, а не поводом для остракизма.

Тот факт, что подобные утверждения аппелируют к нашей бессознательной психологии является преимуществом. Всегда проще следовать натуральной тенденции, чем двигаться вопреки ей.

И, в данном случае, наше натуральное предпочтение людей, похожих на нас, является интеллектуально защищаемым. То есть оно в состоянии выдержать тестирующую рациональность сознательной операционной системы. Это идеология Нью-Йорк Таймс и культурных марксистов не способна выдержать интеллектуального испытующего анализа.

Кевин Макдональд

Оригинальное эссе было опубликовано 25 ноября 2008 года на  http://www.vdare.com/macdonald/081125_ethnocentrism.htm.

Перевод Романа Фролова
http://www.ethnopoliticsonline.com/archives/macdonald/macdonald%20vdare1.html

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner