?

Log in

Доза обвинения

 27 сентября в Нижнем Тагиле руководитель фонда «Город без наркотиков» Егор Бычков предстал с последним словом перед судом по обвинению по ст. 128 УК РФ («Похищение людей»). Вместе с ним по этому делу проходят два бывших пациента, лечившихся в фонде от наркозависимости. По версии следствия, они силой поместили шестерых наркоманов в реабилитационном центре, где три недели удерживали их в наручниках и кормили только хлебом и водой.

«Город без наркотиков» - единственная в городе общественная организация, реально занимающаяся реабилитацией наркозависимых в очень сложной обстановке, которая сложилась в этом городе с наркотической угрозой (в Нижнем Тагиле, по некоторым данным, около 20 тысяч наркоманов, по другим – около 30 тысяч).

Напомним, что нижнетагильский фонд «Город без наркотиков» при поддержке Русской Православной Церкви создан в 2006 году как отделение екатеринбургского фонда Евгения Ройзмана. Фонд занимается сбором информации о местах продаж наркотиков в городе, участвует в операциях по поимке наркоторговцев, занимается реабилитацией наркоманов в мужском центре «Северный», который открыт в январе 2008 года.

Нынешний виток прессинга местных властей начался в ноябре прошлого года после 10-месячной проверки деятельности фонда. Судебное расследование началось после жалоб жителей поселка «Северный», которые утверждали, что посетители центра устраивают дебоши, шумят и употребляют наркотики. Ни один из этих фактов подтвердился. Правда, следователи почему-то решили, что фондом нарушаются права самих пациентов-наркоманов. По версии обвинения, руководители фонда предлагали родителям наркоманов, чтобы их ребенок прошел пятимесячный курс реабилитации стоимостью 25 тыс. рублей.

«Кроме этого, родители еще платили 2 тыс. рублей за захват больного — сотрудники фонда приезжали в квартиру и силой скручивали человека, после чего увозили в центр, где сразу же приковывали наручниками к кровати и насильно удерживали некоторое время», — говорится в материалах дела. Все это время в рационе питания пациентов были только хлеб, вода, чеснок и лук — именно эти средства, по мнению представителей фонда, помогали очищать организм. Кроме этого, утверждается в материалах дела, пациентов центра регулярно били и истязали.

В ходе 10-месячного расследования следствию удалось установить 7 потерпевших, которые дали показания против руководителей нижнетагильского «Города без наркотиков». Обвинения по ст. 126 УК РФ («Похищение человека»), ст. 127 УК РФ («Незаконное лишение свободы»), ст. 116 УК РФ («Побои») и ст. 117 УК РФ («Истязание») было предъявлено президенту фонда Егору Бычкову и двум его подчиненным.

Стоит отметить, что претензии к методам лечения «Города без наркотиков» силовики уже предъявляли. В 2003 году было возбуждено уголовное дело в отношении руководства екатеринбургского фонда. Тогда было найдено 23 потерпевших, однако в 2007 году дело было прекращено, так как в нем не было состава преступления.

Сотрудники фонда утверждают, что Бычков и его друзья стали жертвой произвола со стороны прокуратуры Дзержинского района Нижнего Тагила. С 2006-й по 2008-й годы фондом совместно с правоохранительными органами было проведено более 200 операций против наркоторговцев, в результате чего смертность в Нижнем Тагиле от употребления наркотиков сократилась вдвое.

Однако, по мнению представителей фонда, их деятельность вскоре стала невыносимой для нижнетагильских наркодельцов, тесно связанных с коррумпированными кругами в местных верхах. Через некоторое время реабилитационный центр фонда «Город без наркотиков» был разгромлен сотрудниками милиции и прокуратуры Нижнего Тагила. Бывших наркоманов под давлением со стороны «органов» обязали дать показания о том, что их якобы похитили из дома и удерживают насильно в корыстных целях. В ходе судебного следствия эти показания подтверждения не нашли и были опровергнуты самими потерпевшими. Более того, ни один из них сам не обратился в прокуратуру (потерпевших доставляли в суд судебные приставы). Кроме того, даже доставленные в суд принудительно потерпевшие заявляли, что никаких претензий не имеют и не хотят наказания подсудимым.

Но, несмотря на явные лакуны со стороны обвинения, все это не помешало прокуратуре Дзержинского района Нижнего Тагила выступить с ходатайством об оглашении показаний потерпевших и свидетелей, которых не смогли доставить в суд. Это ходатайство суд удовлетворил, несмотря на протесты адвокатов обвиняемых, что является вопиющим нарушением норм УПК РФ. Теперь Егору Бычкову грозит 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

«Существование реабилитационного центра и фонда не выгодно только наркоторговцам и коррумпированным сотрудникам милиции. Наркоторговцы аплодируют прокуратуре. Ни одним наркоторговцем так не занимались, как занимаются нами. Если бы силы, направленные на нас, были бы направлены на наркоторговцев, их бы давно не было. То, что прокуратура запросила для меня 12 лет лишения свободы - это общественно-опасное событие, подрывающее гражданскую инициативу и институт общественных организаций», - считает Егор Бычков, выступив 27 сентября с последним словом в суде. 6 октября будет оглашен приговор по делу Е. Бычкова и фонда «Город без наркотиков».

Что же говорят люди – сами жители города? Ситуация с наркотиками в Нижнем Тагиле – ужасает. Во всех подъездах можно обнаружить шприцы. Каждый десятый из молодежи – наркоман. В двух районах города компактно разместились цыгане-наркоторговцы. Преступность растет огромными темпами. Вместо этого прокуратура города озабочена больше правами наркоманов, которые не хотят давать показания, отказываются от ранее данных в кабинете следователя и бегают от приставов. Не получилось ли на самом деле обратного – не нарушения прав наркоманов, что так бы хотелось некоторым представителям власти, а того, что Егор Бычков и его соратники из фонда перешли дорогу наркодельцам и связанных с ними коррумпированным чиновникам из мэрии, милиции и прокуратуры? Не говорит ли вся эта ситуация о том, что вопреки воле государства, объявившего войну наркотикам, кое-кто, связанный с наркоторговлей, успешно борется против государства, используя всю мощь государственной машины?

http://www.pravoslova.info/article/4278
«Политически корректный дискурс в Венгрии десятилетиями препятствовал решению назревших проблем».

Крайне правая партия Йоббик на днях представила законопроект, по которому отрицание «естественно присущей» цыганскому меньшинству преступности будет наказываться сроком лишения свободы до трех лет, или до пяти в случае политических и общественных деятелей.

Проект по внесению поправок в Криминальный кодекс был подан в парламент неделю назад. Один из трех его организаторов, член Йоббика Янос Вольнер, в прошлую среду рассказал СМИ, что цель закона – гарантировать «открытую дискуссию» вокруг некоторых тем, «в частности, по вопросу о цыганской преступности так, как это свободно происходит теперь во Франции и Италии».

«Социологический факт».

Предлагаемая поправка, предусматривающая суровое наказание за отрицание «общеизвестных фактов» не направлена только лишь против цыган или «романов», как они сами себя называют: «Тот человек, который перед лицом широкой общественности отрицает или ставит под сомнение или объявляет незначительным любой социологический факт, тесно связанный с криминалом (в особенности предоставляющим угрозу общенациональной безопасности), типом преступления, характеристикой преступных сообществ – обвиняется в правонарушении и наказывается лишением свободы сроком до трех лет».

В законопроекте существует раздел, «оправдывающий» особое внимание именно к цыганам: «Так называемая «политкорректность», властвовавшая над политическим дискурсом в Венгрии, десятилетиями препятствовала решению проблем - среди которых общеизвестная, но не рефлексируемая властями проблема цыганской преступности – а также исследованиям и поискам причин по темам».

Другие «анти-цыганские» инициативы.

Йоббик выиграл 17 процентов на апрельских национальных выборах с программой, среди пунктов которой было обещание «искоренить» цыганскую преступность путем различных методов, таких как, например, создание местных жандармерий.

Поддержка партии особенно сильна на бедном сельском северо-востоке, где процент цыганского населения намного превышает среднюю по стране цифру семь.

Пресс-секретарь Йоббика Дора Дьюро признала в мартовском интервью – которое и сейчас можно прочесть на сайте партии – что одна из причин, по которой крайне правое движение получило довольно малую поддержку в районе Будапешта – это отсутствие там хоть сколь-нибудь значимой доли цыганских криминальных сообществ.

Кандидат Йоббика от города Мишкольца (восток Венгрии), Мартон Сцегеди, призывает к изоляции цыган-рецедивистов в лагерях для интернированных с последующим лишением венгерского гражданства. Выборы в местные органы власти пройдут 3-го октября.

http://right-world.net/news/99
Пресса Испании, обычно "политкорректно" называющая румынских цыган "европейцами из Румынии цыганского этноса" (europeos de Rumanía de etnia gitana) или попроще, - "румыны цыганского этноса" (rumanos de etnia gitana), после начала изгнания цыган из Франции президентом Саркози стала выражаться уж совсем просто: "румынские цыгане" (los gitanos rumanos). В Мадриде и окрестностях осели около 10 тысяч цыган.
 
Они живут, корректно выражаясь, в палаточных городках, а по сути в трущобах. Со скопищем цыганских таборов под Мадридом надо что-то делать и никто не знает что именно следует предпринять, чтобы прекратить разрастание паразитической прослойки. Жители трущоб за редким исключением нигде не работают и не учатся, как и обитатели бразильских фавел. Средства к существованию они добывают в лучшем случае попрошайничая или роясь в мусорных баках, в худшем случае преступным путем - кражами, обманом (мошенничеством) и грабежом.

Реалисты говорят, что цыгане всегда так жили: "Так было, так есть и так будет. Ни одна попытка перековать цыган в немцев или французов не увенчалась успехом". Демократы, напротив, проводят семинары на тему "как наладить цыганскую жизнь".

Чтобы лично разобраться в происходящем, корреспондент газеты "Публико" Хосе Карлос Рамирес отправился в одно из цыганских поселений в Мадриде - Эль Гальинеро (El Gallinero), где проживает около тысячи цыган, - несколько кланов. Ему удалось поговорить с несколькими обитателями "мадридских фавел". Ни один из собеседников сеньора Рамиреса даже не заикнулся про работу или учебу, разговор шел исключительно о "добывании средств к существованию" и материальной помощи от государства.

Один из обитателей Гальинеро, назвавшийся именем Аарон, поведал Дону Хосе Карлосу, что ему 19 лет и что он уже получил от французского государства денежную помощь на то, чтобы вернуться в Румынию и даже вернулся туда, но через месяц приехал сюда в Испанию, якобы, соблюдая подписку о невозврате во Францию в течении 5 лет, потому что "дома - ад" ("No podemos regresar a Rumanía, es el infierno"). На расспросы в чем заключаются адских условия, и чем Мадрид лучше, он ответил, что что в румынском городке Тандареи ( Tandarei), откуда в Мадрид перебрались несколько таборов, он может раздобыть 15-20 евро в месяц, а в Мадриде 20-30 евро в день. Разумеется, речь идет исключительно о теневой экономике.

Эль Публико приводит еще несколько интервью, резонно ставя под сомнение искренность респондентов - цыган, которые не стесняясь присутствием журналиста, справляли малую нужду прямо у входа в свои халупы. Остановимся на том, которое испанцу дал испанец Пако Паскуаль, добровольный помощник цыганам (Paco Pascual voluntario que atiende a los habitantes de El Gallinero). "Можно представить, как ужасно живется этим людям в Румынии, если они выбирают жизнь здесь, в Испании, где у них нет вообще ничего. Во Франции румынским цыганам живется лучше хотя бы потому, что государство ими хоть как-то занимается. Испанское правительство цыганам реально ничем вообще не помогает, оставив их попросту разлагаться", - сказал сеньор Паскуаль.

Между тем, в Испании существует масса организаций, которые, якобы, успешно занимаются "адаптацией румынских цыган в испанское общество". Средин них ассоциация Rrom-Madrid, под руководством румынской цыганки по имени Даниэла Сабина Раду (Daniela Sabina Radu), которая сбежала в Румынии из-под венца и сейчас находится в "цыганском розыске". По отчетам, у неё в ассоциации более 200 "ассимилирующихся" цыган. Если это не такие же отщепенки, прячущиеся от своих, как она, то трудно поверить, что цифра не взята с потолка.

Есть в Испании ассоциация "Институт цыганской культуры" (Instituto de Cultura Gitana), о существовании которой жители El Gallinero даже не подозревают, но которая перед официальными властями Испании так же представляет интересы целого этоноса, как и другие, с еще более напыщенными названиями "Фонд цыганского секретариата" или "Румынский союз" (la Fundación Secretariado Gitano y la Unión Romaní).

Или вот еще: "Федерация румынских иммигрантских ассоциаций в Испании" (Federación de Asociaciones de Inmigrantes Rumanos en España).

Тем временем Франция, Италия и Чехия продолжают принудительно выселять румынских цыган, невзирая на критику некоторых соседей-европейцев и упреки со стороны ООН в несоблюдении Конвенции об искоренении всех видов расовой дискриминации (Convención sobre la Eliminación de todas las Formas de Discriminación Racial).

Политика в отношении цыган стала главной темой встречи в Париже представителей румынских и французских властей. С 28 июля по 31 августа из Пятой Республики были высланы 860 цыган. Однако участники переговоров отрицают появившиеся в СМИ предположения об ухудшении отношений между Румынией и Францией.

“Мы не можем говорить о возникшей напряженности между нашими странами, – заявляет гессекретарь Румынии по вопросам интеграции цыган Валентин Мокану, – Мы будем продолжать использовать европейские фонды , чтобы помочь цыганам интегрироваться. Возможно, мы так же обратимся к мерам так называемой положительной дискриминации, чтобы помочь цыганам.”

“Мы подключим все ресурсы, но каждый должен заниматься своей работой на месте, – говорит Пьер Лелуш, госсекретарь Франции по европейским вопросам, – Франция не намерена принимать у себя всех цыган из Румынии.”

Сегодня территорию Франции покинут еще 283 цыгана.

Немного свежей показной истории:
В испанской Кордобе 8 и 9 апреля прошла двухдневная конференция ЕС, на которой обсуждались возможности скорейшего приобщения к европейскому образу жизни двенадцати миллионов живущих на территории ЕС цыган. На конференции также говорилось о необходимости преодолеть бедность европейских цыган и покончить с расовой дискриминацией по отношению к ним.

Как заявила комиссар ЕС по вопросам юстиции Вивиан Рединг, цыгане являются частью социальной структуры Европы и внесли свой вклад в европейскую культуру. "Стоит вспомнить хотя бы о фламенко в Испании, о музыке и искусстве в испанском обществе", - полагает Рединг. Она подвергла критике тот факт, что за последние годы уровень жизни цыган в Европе значительно ухудшился. По ее мнению, представители этой этнической группы подвергаются дискриминации на рынке труда, множество цыганских женщин становятся жертвами насилия, а "большинство цыганских детей находится на улице, вместо того, чтобы учиться в школе".

Испанский министр здравоохранения и социальной политики Тринидад Хименес Гарсия-Эррера заявила, что мероприятия по интеграции цыган должны проводиться прежде всего в сфере среднего и специального образования. В Испании, где проживает более миллиона цыган, лишь одному проценту представителей цыганской общины удается поступить в университет, а число детей, бросивших учебу в школе, чрезвычайно высоко.

Как следует из доклада Совета Европы, цыгане стали "козлами отпущения" в результате экономического кризиса. Во многих европейских странах праворадикальные политики использовали финансовый кризис для того, чтобы посеять в обществе антицыганские настроения, считают авторы отчета. Вице-президент испанского Совета цыган Антонио Васкес призвал своих соплеменников проявить активную позицию в вопросе интеграции в Евросоюз.

Еще немного показной истории. Апрель 2008 года:
В Мадриде 26 марта 2008 состоялся очередной международный семинар. Его целью было – ускорение интеграции цыганского меньшинства, которое страдает от социальной изоляции, безработицы и ужасающей бедности.
В тот же день, 26 марта 2008 года в парижском квартале Порт де Пари власти сравняли с землей крупнейшее поселение цыган во Франции.

25 августа 2010 года история повторилась: Более 600 человек жили в том же Порт де Пари в трущобах, в невообразимых санитарных условиях. Треть обитателей согласилась вернуться в Румынию, около ста человек получили разрешение остаться, остальным было приказано покинуть территорию Франции. По мнению правозащитников и некоторых евродепутатов, подобные действия властей – не выход из положения.

“Ситуация с цыганами в Евросоюзе достигла крайней остроты, – говорит венгерский депутат цыганского происхождения Лавия Жарока, – не только с точки зрения прав человека, но и с культурной, и с нравственной точек зрения. Это огромная потеря человеческих ресурсов для Европы”.

Среди критериев интеграции, которым необходимо соответствовать, чтобы остаться в ЕС: владение языком страны проживания и профессией, обучение детей в школе.

До половины цыганских детей не заканчивают школу. Те же, кому это удается, могут учиться лишь в специализированных заведениях. В будущем это создает трудностям при устройстве на работу, приводит к криминализации и дальнейшей социальной изоляции.

40% жителей Испании не хотели бы видеть представителей этого этноса своими соседями по улице, в то время как по отношению к иммигрантам, усредненный образ которых для большинства местного населения связан с марокканцами, степень такой неприязни в 4 раза ниже: 10% от числа опрошенных. Такие сведения предоставил испанский Центр социологических исследований (Centro de Investigaciones Sociológicas - CIS) к Международному Дню Цыган в апреле.

http://www.newsspain.ru/analitik4442.html

Бремя цыган

Обвинять французов в расизме в связи с выселением цыган это всё равно, что обвинять человека, выводящего вшей в жестоком обращении с животными.



Почему, когда у человека заводятся вши, их надо выводить? Правильно, потому что это паразиты, переносчики заразы.

То, что выселение паразитирующих на теле запредельно вежливого французского государства цыган - это расизм, придумали французские ультралевые касосы, которые ведут образ жизни мало чем отличающийся от цыганского. И настучали на родную страну, на свою Родину.

Итак, цыгане. Цыганами здесь считаются румыны. Но вообще их два типа - совсем цыганские цыгане, живущие таборами, занимающиеся традиционными ремёслами типа воровства и попрошайничества. И собирательное название приехавших на работу на стройках представителей стран Восточной Европы. Это типа как в России все граждане СНГ - таджики.

Вторая группа - это наши, так сказать, братья, славяне - молдоване, поляки, венгры, румыны. Они относительно мирные, всю неделю работают на стройках, возят домой зарплату в твёрдой валюте и вполне довольны жизнью. К ним относятся нормально и об их выслении речь не идёт. Во Франции ко всем работающим людям относятся с уважением. Здесь расслоение общества идёт не по критерию количества бабла, а по занятости: если ты сказочно богат и не работаешь, ты лох. А если ты беден, но работаешь, ты уважаемый человек. В принципе, во Франции все, кто работает, живут хорошо.

Возмутители спокойствия - представители первой группы. Как они живут? Они находят пустырь, заезжают туда табором, собирают с окрестных помоек мусор, строят из него непонятные сооружения типа шалашей. Разместившись, отправляются на промыслы. Традиционное занятие женщин и детей - воровство и попрошайничество. Традиционное занятие мужчин - квартирные кражи, торговля (наркотиками и цветными металлами) и конекрадство. Раньше воровали коней из плоти и крови, сейчас - железных. Причем слова про «выкраду вместе с забором» из песни Яшки-цыгана стала реальностью - могут и с забором. Забор сдадут на металл.

Проблемы с цыганами начались с тех пор, как они появились. На месте, где останавливался один табор через неделю появлялся целый район. Власти пытались расселять эти трущобы - думали, что все проблемы от того, что у цыган нет крыши над головой, своего дома. Было построено некое количество домов, куда переселили цыганские семьи. Но цыгане посчитали, что с ними поступили бесчеловечно жестоко: во-первых, издевательскими (по мнению цыган) были критерии отбора. Их было целых два: наличие детей школьного возраста и желание работать на французских предприятиях. Ещё более ужасающими были правила проживания: никаких посетителей (во избежание превращения квартиры в бочку с селёдкой), запрет стаскивать домой металлолом (ну а как можно прожить в квартире без парты тонн металла???) и, наконец, соблюдение правил личной гигиены (потрясающий пункт - это каким же надо быть грязнулей, чтоб отдельным пунктом писали про необходимость мыться?).

Но французское правительство во главе с Николя Саркози ещё и не так издевалось над бедными цыганами. Тем, кто не попал в программу переселения, предложили оплатить дорогу домой и выдать сухпаёк.

Это был предел цыганского терпения. Началось массовое бегство из трущоб. Кого поймали - таких было крайне мало - тем насильно купили билет домой. Хотя тут всё было не так просто. У многих не было никаких документов. Дома тоже не было. Поэтому куда их отправлять, определить было сложно. Цыгане сами говорили, из какой они страны. Ездили отдыхать в Испанию и Италию за счёт французских налогоплательщиков и одним им ведомыми тропами возвращались назад.

Переселённые цыгане думали, что пройдёт время, и они снова завезут к себе табор. Но нет, не вышло - тут если что, сразу звонят в полицию, а полиция 
сурова и с правонарушителями не чикается. Цыгане взбунтовались и вернулись к традиционным ремёслам. К тому же в квартирах жить им было тесно, просила душа простора. И квартиры поменяли на автофургончики, этакие трейлеры.

Не хотят жить по-хорошему будут жить по-отличному, решило правительство и начало компанию по выселению. И всё бы ничего, но вмешались французские коммунисты.

Местные коммунисты - типичные маргиналы. Им построили социализм высшей категории - трудись и живи без проблем. Спрашивается, чего ещё нужно? А нужно бездельничать, пить, показывать свою крутость ругая у власти стоящих. И мелко пакостить по случаю. Коммунисты защищают иммигрантов, потому что на их фоне они выглядят не такими уж жалкими. По крайней мере, они круче тем, считают коммунисты, что их родной язык французский.

Цыгане вовсе не бедненькие и несчастненькие. Это очень счастливый народ. Чтобы не быть голословной, расскажу историю своего знакомства с ним. Я провела целый день, даже почти сутки, в компании этих самых цыган. Теперь я фанат Николя Саркози, дай Бог ему здоровья и упорства в положительных начинаниях, а мне молока за вредность производства.

Первых французских цыган я встретила на выезде из аэропорта Шарль де Голль: на въезде в Париж часто образуется небольшая пробка, и цыганки ходят от машины к машине с протянутой рукой, второй показывают, что хотят есть: сложив в щепоть пальцы, подносят их ко рту, имея вид полного изнеможения - смотришь, и кажется, что сейчас рухнет прям посреди дороги и на глазах у всех помрёт. Ан нет! В случае опасности - например, началось движение, эти умирающие лебеди демонстрируют прыть, которой позавидовал бы любой заправский спринтер: резво подобрав юбки, ставят олимпийские рекорды по движению на пресечённой местности и дурным голосом орут вслед какие-то слова, похожие на ругательства. Даже американец, с которым мы ехали в такси, не удержался от комментариев и заявил, что фигня всё это, что они есть хотят.

Потом одну я встретила в саду Тюильри. Ходит там такая худощавая представительница, и с очень страдальческим видом пристаёт к людям:

- Do you speak English?

В независимости от того, спикаете вы или нет, она вам сунет под нос картинку с вулканом, и протянет руку, чтоб вы дали ей денег. Впрочем, картинка может и меняться.

Ещё одна такая мадемуазель гуляет у Нотр-Дама. Та тоже какую-то картинку под нос тычет, просит денег. И вид также имеет не менее трагический. Но когда Рита на её вопрос про говорение на английском предложила ей пойти по известному адресу, она повернулась и злобно что-то прошипела в ответ.

А ещё они ходят по метро. И дурацким голосом просят денег. И им дают! Я как-то сидела рядом с мужиком, который дал такой вот попрошайке 2 евро (это, кстати, 80 рублей):

- Зачем вы поощряете тунеядство? Кто не работает, тот не ест!

- Что вы, что вы, так нельзя говорить! Это невежливо!

- Да я вообще невежливая в некоторых вопросах. И вам того же желаю!

Ещё дикое количество цыганок с цыганятами сидят на улицах. И нагло домахиваются до проходящих мимо людей. Подходит этакий паренёк с ноготок, с наглющими глазищами, тянет к тебе стаканчик с гремящей в нём мелочью, встряхивает так, чтобы она гремела, и тянет тебе навстречу - добавляй-де.

Один такой увязался за мной. Идёт и идёт! Я делаю вид, что не замечаю. Он продолжает тащиться. Потом, вконец обнаглев, хватает меня за руку! Я в бешенстве разворачиваюсь нему и грозно сверкая очами, вопрошаю:

- Этто что ещё такое?

Это подействовало - он отскочил, и сердито бурча пошёл к мамане - или кем там она ему приходится.



В общем примечала я так особенности цыганского промысла, пока не познакомилась лично. Подцепила я цыган случайно, в метро. Один из них начал в меня тыкать пальцем и орать на весь вагон - Русская! Русская! Я хранила олимпийское спокойствие и стоическую невозмутимость. Он стал заглядывать мне в лицо с комичными ужимками, повторяя - русская, русская. Я не выдержала - говорю:

- Ну русская, русская! Дальше то что?

Они разволновались:

- Ну? Ну русская? Полонез? Полонез? (Полька)

Я думаю - почему полька, если я сказала, что русская? А потом оказалось, что по-румынски «ну» значит «нет». Их было трое. Я была одна. Я попала в засаду: во французском метро по два сидячих места, расположенных друг напротив друга. Я сидела возле окна. Они заняли все остальные места. Орали все разом, пытаясь мне что-то объяснить. Я их спрашиваю:

- Вы откуда?

- С работы!

И смеются.

- А где работаете?

Смеются.

- А вы откуда?

- Романиа! Романиа!

Романия - Римская империя то есть. Юлий Цезарь. Октавиан Август. Спартак. И эти трое пёстро одетых «последних римлянина». Эмилио - этакий команданте Че с волосами до плеч, в берете, камуфляжной рубашке с закатанными рукавами, джинсах, с сумашедшим количеством фенечек на руках и с черным кожаным шнурком с медальоном на шее.

- Этот медальон что-то значит?

- Нет, это типа как у тебя вот эта штука - и тянет руки к бархотке у меня на шее.

Я останавливаю его жестом:

- Без рук!

Лимарис - в шляпе как у Гоши Великолепного, только кожаной, полосатой футболке с длинными рукавами, жилете и шортах. И тоже весь в фенечках и шнурках с подвесками. Жидо (ударение на И) - в полосатой футболке с длинными рукавами, джинсовых шортах и жилете. Он откуда-то знал несколько слов по-русски и постоянно их радостно повторял:

- Это картина! - и показывал мне жестами, как вешает картину на стену. - Пальто! Мама! Папа! Руссиа или Белоруссиа?

Возле метро была кафешка, в которую они меня потащили:

- 10 минут! 5 минут! Руссиа! Товарищ!

«Ваши товарищи в овраге лошадь доедают».

Кафешка была арабской. Они взяли «по пивку», я - шоколад. Официант положил на блюдце три кусочка сахара. Это страшно возмутила Жидо, он подошёл к стоящей на барной стойке корзиночке с сахаром, загрёб изрядную пригоршню и принёс мне.

Я ему попыталась объяснить, что так нехорошо, так нельзя. Он радостно улыбался в ответ, а когда мои нравоучения ему надоели, сунул мне под нос бутылку с пивом, на этикетке которой была изображена церковь и пояснил:

- ОоОочень хорошее пиво! Выпьешь - и сразу попадаешь на небо!

И опять хи-хи ха-ха.

Потом речь зашла о пожарах в России - про них тут все спрашивают. Лимарис не знал слова feu, я ему на английском говорю - файр, фаер!

- Фраер! - вдруг обрадовался он и все начали радостно смеяться.

Я им объяснила как смогла, что значит фраер по-русски. То же самое это слова значит и по-румынски. Эмилио сказал как будет фраер по-французски, но я забыла.

Я допила свой шоколад, обменялась с ними номерами телефонов и пошла спать.

На выходных мы встретились.

- Почему вы пьёте?

- Мы живём и работаем, чтобы пить и курить! - и эти удивительно весёлые ребята опять хохочут.

- А вы воруете?

- Иногда. Чтобы навык не потерять, - лыбится обладатель плутоватой физиономии Жидо. - Но вообще мы фокусники.

- А меня научите? - спрашиваю я с совершенно серьёзным видом.

- Конечно научим! - и опять смеются.

- Почему вы всё время смеётесь? Вот я видела ваших женщин с детьми, они очень печальные! У них измождённый вид и трагическое выражение лица.

- Что поделаешь! Работа у них такая!

Фокусники - это в смысле напёрсточники, как оказалось. А работа - это людей на деньги разводить.

И сказала Нина тихо - разве плохо быть портнихой?

Кто трусы ребятам шьёт? - Ну, конечно, не пилот.

Все профессии нужны, все профессии важны?

Ближе к вечеру, они меня тянут в район Монмартра. Я думаю про себя - мёдом им, что ли, это место намазано? А что если мы ща там Ислама встретим?

На Монмартре, в одном из сквериков, целая толпа цыган. Женщины в длинных юбках, некоторые в косынках, вовсю кокетничают с пёстро одетыми мужчинами. Все довольны жизнью и счастливы. Где те трагические лица изголодавшихся людей, где томно потупленные в предсмертной слабости очи? Откуда взялся этот озорной блеск в глазах?

- Ну, теперь видишь, что всё нормально? - радуется Жидо. - Все довольны и счастливы.

- Жидо, а как вы относитесь к выселению цыган?

- Да никак! Ну выселят - а мы вернёмся.

- Но зачем? Почему вы хотите вернуться сюда?

- Потому что меня нигде так не уважают, как здесь. Я был в Италии, там цыганские лагеря сжигали. Я был в других странах, нигде так хорошо к нам не относились.

- А где ты родился?

- В Румынии. Но туда вообще возвращаться не вариант!

- Почему?

- Потому что там нет такого человеколюбия, как здесь.

- Ну а ты считаешь, это расизм?

- Да нет, в принципе, у нас из табора тоже выгоняют тех, кто работать не хочет. Мы нормально к этому относимся. Но периодически к нам приезжают разные люди, помогают деньгами и продуктами, объясняют, что нас дискриминируют. Мы потом рассазываем это журналистам. Приезжающим хорошо, они становятся популярными, и нам хорошо - денег дают, по телевизору показывают. Ну а вообще, что ты меня всё про это спрашиваешь? Давай о чём-нибудь другом поговорим!

В таких познавательных беседах мы проводим всю ночь, шатаясь по Парижу. Заходим в разные кафешки. За один вечер они пропивают месячную зарплату какого-нибудь француза. Всё время дурачатся, ведут себя как совершеннейшие дети.

- Слушайте, а зачем вы меня позвали с собой?

- Русские - наши друзья! Русские девушки - самые красивые в мире! Наши родные, побывавшие в России, рассазывали, что русские - удивительно добрый и щедрый народ. Нигде они столько не зарабатывали, как в России после воскресной службы. Русских мы любим! Мы тебя к себе в табор заберём!

- Я к вам не пойду, мне такая жизнь не нравится.

- Это тебе только пока так кажется, а потом поймёшь, что жить только сегодняшним днём - здорово!

- Жить сегодняшним днём можно и не в таборе.

- Можно конечно! Но в таборе веселее!

- Слушай, а где ты так научился говорить по-французски?

- Здесь! Что, неужели думаешь, я на курсы какие-то ходил? - и радостно хохочет. - Мои курсы - это улица. Я здесь уже почти десять лет!

Так мы гуляем до открытия метро. Они меня зовут в табор. Я им говорю, что мне кажется, что это опасно для меня, т.к. их женщины могут меня приревновать и всё это закончится поножовщиной. Они меня уверяют, что всё будет нормальными. Я думаю - ну а что, в принципе, со мной может случиться страшного? Не могу придумать ничего действительно пугающего, всё кажется абсурдно комичным и киношно надуманным: буду драться на ножах с какой-нибудь цыганкой (это, пожалуй, даже увлекательно), меня изнасилуют (ага, всем табором, это абсурд, шатаюсь с ними всю ночь и всё нормально, а тут вдруг...), они меня продадут в рабство (это попахивает дешёвым бульварным романом), меня посадят на наркоту (и на кол ещё впридачу). В общем, я иду.

Пришли мы, когда уже светало. Меня очень радушно приняли, напоили чаем, все пытались со мной поговорить, все мне улыбались. Пока мы пили чай с цыганскими женщинами, пришли цыганские мужчины и стали что-то оживлённо обсуждать.

- О чём они говорят?

- Обсуждают, какое место тебе дать.

- В смысле???

- Ну, рабочее. Где ты работать будешь.

- Я же только пришла!

- Да, но Жидо ещё неделю назад говорил, что они тебя приведут, что тебе надо помочь, что у тебя нет здесь дома.

Я чуть чаем не захлебнулась от таких новостей. Встаю, подхожу к вершителям моей судьбы, и говорю:

- Простите, дорогие друзья, но мои знакомые чеченские бандиты не разрешат мне жить с вами.

Они потрясённо глядя на меня, спрашивают:

- Ты с ума сошла? Они же дикие! Это не французы, они в драку лезут и с ножами ходят.

Я говорю - вот, мол, поэтому не могу согласиться на их предложение. И вообще, спасибо большое за всё, но мне пора, потому что бандиты меня наверняка, уже ищут.

Эмилио провожает меня до метро и говорит:

- Ну созвонимся.

Да-да, конечно.

Конечно, цыгане не главная проблема Франции в целом и Парижа в частности. Негров и арабов гораздо больше. Причём если бы современных арабов увидели их предки, перерезали бы как гяуров, чтоб не позорили, настолько опустились потомки изобретателей цифры ноль и прочих вещей.

Возможно, цыган начали выселять, потому, что их меньше, всегда проще выселить тех, кого меньше. Возможно, потом настанет очередь негров и арабов.

И выселять их будут не потому, что они цветом кожи отличаются. А потому что на одного работающего француза приходится 10 тунеядствующих негров и арабов. Потому что из-за нечистоплотности этих самых африканцев в школах висят объявления типа «У нас снова вши, брызгайте детей средствами защиты от насекомых». Потому что заражённых надо изолировать от общества, чтобы не вымерли все остальные. Потому что французский народ стонет под гнётом африканской оккупации, но слишком хорошо воспитан, чтобы грубо оккупантов сбросить.

Инга фон Кремер

http://www.rus-obr.ru/ru-club/7906

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner