Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Camp of death.

 Лагерь смерти – очень романтическое название, которое нам, праздным обывателям, может напомнить лишь приключенческий роман. К сожалению, совсем другая ситуация происходит с людьми, которые там живут. Пытаются выжить. Это осужденные к пожизненному сроку лишения свободы.

В начале сентября выбранный правозащитник в очередной раз посетил осужденного к пожизненному сроку – Сергея Климука, Шамана.

Сергей содержится в небольшой колонии №1 со скромным названием Федеральное Бюджетное Учреждение, находится которое примерно в пятистах километрах от Москвы в Республике Мордовия среди лесов и обветшалых деревенек. ФБУ за блеклым, возможно белым, деревянным забором с небольшими вышками, под охраной деревенских баб в комуфляжах выглядит смешно, и язык никак не поворачивается назвать это заведение лагерем смерти, но это так.

За последние несколько месяцев в колонии произошло несколько изменений, последствия которых только-только дают о себе знать. О жестокости конвоиров мы наслышаны, но в настоящее время – время борьбы за гражданские права, эта жестокость приобрела иные формы. «…Делаю дыхательную гимнастику, прикрыл глаза на доли секунды, и тут голос: спишь. Я быстро в ответ – нет. Окошко закрылось, а потом узнаю, что мне вынесли выговор…»

Выговор для осужденного к плс, уже возведенного на эшафот, все равно что голову на гильотину положить. За следующее нарушение человека помещают в карцер. Как долго будет он находиться там из-за подобного пустяка и выйдет ли оттуда своими ногами – большой вопрос. Если еще на Матросской Тишине Илья Тихомиров в течение нескольких суток сидел в карцере с крысами, которые съели его лестовку, не мог спать и практически ничего не ел, то что говорить о колонии, где осужденные отбывают наказание? Выговор лишает осужденного права на получение длительного свидания по истечении 10 лет, смягчения условий содержания и в любой момент может служить причиной отказа в предоставлении помощи, посылки, свидания и т.д.

Также в колонии ввели новые условия передачи осужденным медикаментов. Если раньше каждый осужденный мог неограниченно получать лекарства и книги с канцелярскими принадлежностями, то теперь к лекарствам должен прилагаться чек и сертификат. Сертификат предоставляется по запросу. Если мне надо купить для передачи примерный набор из самых обычных лекарств вроде аллахола, но-шпы, аспирина и витаминов, то о сертификате нужно будет позаботиться заранее и получше продумать, какую партию лекарств закупать, чтобы на более длительное время не дергаться из-за такого геморроя и обеспечить даже минимальную потребность в лекарствах осужденого.

Завершение сезона отпусков и каникул ознаменовался в ФБУ ИК №1 заездом комиссии. Исправительная колония исправила состояние коридоров, теперь стены не синие, а нежно-персиковые. Красота спасает мир. В камерах навели чистоту, и изъяли у «долбанных зэков» запас продуктов, максимальное количество личных вещей включая письма от родственников, конверты, письменные принадлежности, книги, рыбий мех в виде какой-нибудь футболки. Наступил осенний холод, в камерах температура на пару градусов выше, чем на улице, а Сергей может только вспоминать о том, что где-то на ответственном хранении у него «есть» 20 банок тушенки, книги и теплое белье. А комиссия все проверяет, потерпеть надо еще немного. Что такое пара недель, когда ты на пожизненном.

В целом ситуация осужденных сводится к следующему:
В СИЗО человек может получать от родственников и друзей дополнительно к пайку 30 кг. в месяц. В колонии осужденный получает 20 кг. в год в качестве передачи и 20 кг. посылкой.
40 кг. еды в год – это 3333 гр.в месяц, 833 гр.в неделю, 119 гр.в год. - можно жить. Лекарства полагаются неограниченно, но с предоставлением сертификата и чека. Медицинское обслуживание есть, но как проводится лечение и кого лечат, никто не знает.
В холода или в жару, какими бы они не были, содействия от администрации ИК тоже не жди. У осужденного есть все шансы не проснуться утром, замерзнув в ночные морозы, или умереть в следствии жары и духоты.

Особая статья - дефицит общения. Осужденный имеет возможность полноценно говорить только тогда, когда к нему приезжают родственники, 2 раза в год. В остальных случаях вполне достаточно набора из 10-20 слов. В камере осужденный обречен на соседство с другим человеком, от которого невозможно отдохнуть, обречен на годы. В четырех стенах и лицом к лицу с посторонним человеком.

Ограничение переписки усугубляет общую атмосферу безысходности. Из ИК не уходит ни одно письмо, которое осужденный направляет в правоохранительные и судебные инстанции. Человек лишается права отстаивать свои интересы.

Таким образом, исправительная колония быстро исправляет в осужденных память о свободе, о человечности, о том, что такое человеческое общение и человеческий облик. «…Человек ставится в условия, которые пыточными не выглядят, но на самом деле чудовищны, уродливы и не могут не калечить», - говорит тюремный психолог Владимир Попов. «По словам тюремных психологов, первый год пожизненного заключения человек привыкает к новым условиям. Это стадия познания. Потом еще года три идет период стабилизации, в это время заключенный похож на робота. Он выполняет команды, не задумываясь. Далее – два пути. Если человек адаптируется, он сможет и дальше быть роботом. Если нет – наступает третья стадия: быстрое угасание. И умственное, и физическое. Начинается воспаление лимфатических узлов, разрастание коркового слоя надпочечников, появляются язвы в желудочно-кишечном тракте. Человек медленно умирает. Сам» (статья В. Куликова «Россия поставила тюремный рекорд – число осужденных пожизненно достигло полутора тысяч» Российская газета №3595 от 5.10.2004 года).

Ситуация тем более ужасна, что сам осужденный не имеет возможности повлиять на нее, система всеми щупальцами блокирует любые попытки достучаться до Мира. В данном случае Шаман не виновен. Ни следствием, ни судом вина Сергея доказана не была. На вердикт присяжных и приговор суда это обстоятельство не повлияло. А между тем рекорд на самое большое количество осужденных к пожизненному сроку Россия поставила еще осенью 2004 году, когда общее число достигло 1545 человек. Это же -максимум за всю историю России. Но почему-то к концу 2009 года количество осужденных к плс осталось практически на том же уровне – 1509 человек, не смотря на то, что только за период с 2007 по 2009 года было осуждено 221 человек, что в итоге должно бы составить 1766 человек.
В итоге, вопрос заключается в следующем: пожизненное лишение свободы – это мера по исправлению личности и наставления ее на путь истины или это замедленная смертная казнь, в которой делается все, чтобы человек убил себя сам? Унижение достоинства, постепенное истощение нервной системы и физических ресурсов организма тюремными условиями, туберкулезом, недостатком движения, отсутствием труда, осмысленной деятельности и беспробудной тоской по свободе – это реальность пожизненного срока.

Шаман не опускает руки. Он работает над собой, делает гимнастику, много читает, ведет активную переписку со всеми желающими, пишет стихи и рассказы. Не смотря на тяжелое состояние здоровья и последствия инсульта, который Сергей перенес в 2007 году после очередного допроса, его не оставляет уверенность, что нам удастся добиться справедливости, ведь многие из вас поддерживают по мере сил молитвой или письмом.

Друзья! Вы можете писать Сергею по адресу:
431120, Мордовия, Зубово-Полянский р-н, пос.Сосновка, ФБУ ИК-1, уплс, Климуку Сергею Александровичу.
На этот же адрес можно отправлять денежные переводы.

http://shaman-sergej.livejournal.com/730.html#cutid1